Голос далекой звезды (Hoshi no koe) реж. Макото Синкай 2002 год

Голос далекой звезды (Hoshi no koe) реж. Макото Синкай 2002 годГолос далекой звезды (Hoshi no koe) реж. Макото Синкай 2002 год

режиссер: Макото Синкай
роли озвучивали: Мика Синохара, Макото Синкай, Суми Муто, Тихиро Судзуки, Донна Бурк, Адам Конлон, Синтия Мартинес
сценарий: Макото Синкай
продюсер: Ёсихиро Хагивара, Макото Синкай, Марк Уильямс
оператор: Макото Синкай
композитор: Тэммон
художник: Макото Синкай
монтаж: Макото Синкай
страна: Япония
2002 год

Далее…

Владимир Маяковский — Себе, любимому, посвящает эти строки автор

Владимир Маяковский — Себе, любимому,
посвящает эти строки автор

Четыре.
Тяжелые, как удар.
«Кесарево кесарю — богу богово».
А такому,
как я,
ткнуться куда?
Где мне уготовано логово?

Далее…

Антон Чехов — Мороз

Антон Чехов — Мороз

     На Крещение в губернском городе N. было устроено с благотворительной целью «народное» гулянье. Выбрали широкую часть реки между рынком и архиерейским двором, огородили ее канатом, елками и флагами и соорудили всё, что нужно для катанья на коньках, на санях и с гор. Праздник предполагался в возможно широких размерах. Выпущенные афиши были громадны и обещали немало удовольствий: каток, оркестр военной музыки, беспроигрышную лотерею, электрическое солнце и проч. Но всё это едва не рушилось благодаря сильному морозу. На Крещенье с самого кануна стоял мороз градусов в 28 с ветром; и гулянье хотели отложить, но не сделали этого только потому, что публика, долго и нетерпеливо ожидавшая гулянья, не соглашалась ни на какие отсрочки.
Далее…

Владимир Маяковский — Хвои

Владимир Маяковский — Хвои

Не надо.
Не просите.
Не будет елки.
Как же
в лес
отпустите папу?
К нему
из-за леса
ядер осколки
протянут,
чтоб взять его,
хищную лапу.

Далее…

Антон Чехов — Шампанское

Антон Чехов — Шампанское
Рассказ проходимца

     В тот год, с которого начинается мой рассказ, я служил начальником полустанка на одной из наших юго-западных железных дорог. Весело мне жилось на полустанке или скучно, вы можете видеть из того, что на 20 верст вокруг не было ни одного человеческого жилья, ни одной женщины, ни одного порядочного кабака, а я в те поры был молод, крепок, горяч, взбалмошен и глуп. Единственным развлечением могли быть только окна пассажирских поездов да поганая водка, в которую жиды подмешивали дурман. Бывало, мелькнет в окне вагона женская головка, а ты стоишь, как статуя, не дышишь и глядишь до тех пор, пока поезд не обратится в едва видимую точку; или же выпьешь, сколько влезет, противной водки, очертенеешь и не чувствуешь, как бегут длинные часы и дни. На меня, уроженца севера, степь действовала, как вид заброшенного татарского кладбища. Летом она со своим торжественным покоем — этот монотонный треск кузнечиков, прозрачный лунный свет, от которого никуда не спрячешься, — наводила на меня унылую грусть, а зимою безукоризненная белизна степи, ее холодная даль, длинные ночи и волчий вой давили меня тяжелым кошмаром.
Далее…

Сергей Есенин — Так всегда, как в пьяную пирушку…

Сергей Есенин — Так всегда, как в пьяную пирушку…

Так всегда, как в пьяную пирушку,
Когда свершается всех дней круговорот,
Любой из нас, приподнимая кружку,
В нее слезу нечаянно прольет.

Далее…

Антон Чехов — То была она!

Антон Чехов — То была она!

     — Расскажите нам что-нибудь, Петр Иванович! — сказали девицы.
     Полковник покрутил свой седой ус, крякнул и начал:
Далее…

Сергей Есенин — Ты ведь видишь, что ночь хорошая…

Сергей Есенин — Ты ведь видишь, что ночь хорошая…

                         I

Ты ведь видишь, что ночь хорошая,
Нет ни холода, ни тепла.
Так зачем же под лунной порошею
В эту ночь ты совсем не спала.

Далее…

Антон Чехов — На пути

Антон Чехов — На пути

Ночевала тучка золотая
На груди утеса великана…
Лермонтов

     В комнате, которую сам содержатель трактира, казак Семен Чистоплюй, называет «проезжающей», то есть назначенной исключительно для проезжих, за большим некрашеным столом сидел высокий широкоплечий мужчина лет сорока. Облокотившись о стол и подперев голову кулаком, он спал. Огарок сальной свечи, воткнутый в баночку из-под помады, освещал его русую бороду, толстый широкий нос, загорелые щеки, густые черные брови, нависшие над закрытыми глазами… И нос, и щеки, и брови, все черты, каждая в отдельности, были грубы и тяжелы, как мебель и печка в «проезжающей», но в общем они давали нечто гармоническое и даже красивое. Такова уж, как говорится, планида русского лица: чем крупнее и резче его черты, тем кажется оно мягче и добродушнее. Одет был мужчина в господский пиджак, поношенный, но обшитый новой широкой тесьмой, в плюшевую жилетку и широкие черные панталоны, засунутые в большие сапоги.
Далее…

Сергей Есенин — Сердце вином не вымочу…

Сергей Есенин — Сердце вином не вымочу…

Сердце вином не вымочу.
Милому Евдокимочу,
Пока я тих,
Эта книга и стих.

Далее…

Страница 20 из 125« Первая...10...1819202122...304050...Последняя »
благодарим за посещение сайта, мир и любовь
Copy Protected by Chetan's WP-Copyprotect.