Ирина Самарина-Лабиринт — Подбирайте к душе слова…

Ирина Самарина-Лабиринт — Подбирайте к душе слова…

То, что ранит сильней ножа…
То, что колет, больней ежа…
Что умножит всю боль на два –
Не оружие, а слова…

Далее…

Антон Чехов — Знакомый мужчина

Антон Чехов — Знакомый мужчина

     Прелестнейшая Ванда, или, как она называлась в паспорте, почетная гражданка Настасья Канавкина, выписавшись из больницы, очутилась в положении, в каком она раньше никогда не бывала: без приюта и без копейки денег. Как быть?
     Она первым делом отправилась в ссудную кассу и заложила там кольцо с бирюзой — единственную свою драгоценность. Ей дали за кольцо рубль, но… что купишь за рубль? За эти деньги не купишь ни модной, короткой кофточки, ни высокой шляпы, ни туфель бронзового цвета, а без этих вещей она чувствовала себя точно голой. Ей казалось, что не только люди, но даже лошади и собаки глядят на нее и смеются над простотой ее платья. И думала она только о платье, вопрос же о том, что она будет есть и где будет ночевать, не тревожил ее нисколько.
Далее…

Сергей Есенин — О родина!

Сергей Есенин — О родина!

О родина, о новый
С златою крышей кров,
Труби, мычи коровой,
Реви телком громов.

Далее…

Антон Чехов — Сильные ощущения

Антон Чехов — Сильные ощущения

     Дело происходило не так давно в московском окружном суде. Присяжные заседатели, оставленные в суде на ночь, прежде чем лечь спать, завели разговор о сильных ощущениях. Их навело на это воспоминание об одном свидетеле, который стал заикой и поседел, по его словам, благодаря какой-то страшной минуте. Присяжные порешили, что, прежде чем уснуть, каждый из них пороется в своих воспоминаниях и расскажет что-нибудь. Жизнь человеческая коротка, но всё же нет человека, который мог бы похвастать, что у него в прошлом не было ужасных минут.
Далее…

Сергей Есенин — Свищет ветер под крутым забором…

Сергей Есенин — Свищет ветер под крутым забором…

Свищет ветер под крутым забором,
          Прячется в траву.
Знаю я, что пьяницей и вором
          Век свой доживу.
Далее…

Антон Чехов — Дамы

Антон Чехов — Дамы

     Федор Петрович, директор народных училищ N—ской губернии, считающий себя человеком справедливым и великодушным, принимал однажды у себя в канцелярии учителя Временского.
     — Нет, господин Временский, — говорил он, — отставка неизбежна. С таким голосом, как у вас, нельзя продолжать учительской службы. Да как он у вас пропал?
Далее…

Сергей Есенин — Небо ли такое белое…

Сергей Есенин — Небо ли такое белое…

Небо ли такое белое
Или солью выцвела вода?
Ты поешь, и песня оголтелая
Бреговые вяжет повода.

Далее…

Антон Чехов — Святою ночью

Антон Чехов — Святою ночью

     Я стоял на берегу Голтвы и ждал с того берега парома. В обыкновенное время Голтва представляет из себя речонку средней руки, молчаливую и задумчивую, кротко блистающую из-за густых камышей, теперь же предо мной расстилалось целое озеро. Разгулявшаяся вешняя вода перешагнула оба берега и далеко затопила оба побережья, захватив огороды, сенокосы и болота, так что на водной поверхности не редкость было встретить одиноко торчащие тополи и кусты, похожие в потемках на суровые утесы.
Далее…

Сергей Есенин — Заря над полем — как красный тын…

Сергей Есенин — Заря над полем — как красный тын…

Заря над полем — как красный тын.
Плывет на тучке превечный сын.

Далее…

Антон Чехов — Гриша

Антон Чехов — Гриша

     Гриша, маленький, пухлый мальчик, родившийся два года и восемь месяцев тому назад, гуляет с нянькой по бульвару. На нем длинный ватный бурнусик, шарф, большая шапка с мохнатой пуговкой и теплые калоши. Ему душно и жарко, а тут еще разгулявшееся апрельское солнце бьет прямо в глаза и щиплет веки.
     Вся его неуклюжая, робко, неуверенно шагающая фигура выражает крайнее недоумение.
Далее…

Страница 30 из 116« Первая...1020...2829303132...405060...Последняя »
благодарим за посещение сайта, мир и любовь
Copy Protected by Chetan's WP-Copyprotect.