Светлана Якуткина — Дрема и три озорных котенка

Светлана Якуткина — Дрема и три озорных котенка

Расскажу Вам, мои крошки-
Как пугали Дрему кошки.
Никого он не боялся,
А хвостатых испугался!
Далее…

Иосиф Бродский — И вечный бой. Покой нам только снится…

Иосиф Бродский — И вечный бой. Покой нам только снится…

И вечный бой.
Покой нам только снится.
И пусть ничто
не потревожит сны.
Седая ночь,
и дремлющие птицы
качаются от синей тишины.

Далее…

Владимир Высоцкий — А про неё слыхал слегка…

Владимир Высоцкий — А про неё слыхал слегка…

А про неё слыхал слегка,
Что рядом нет уже Санька,
Что перед ней швейцары двери
Лбом отворяют; муж — в ЦК.
Далее…

Галина Давыдова — Зима FM

Галина Давыдова — Зима FM

     Застывая в слюде первых заморозков, корчась на обочинах брошенными пластиковыми стаканчиками, корча уродливые гримасы отражениям фонарей в замерзших лужах, в муках издыхала осень.
     Щенок положил голову на передние лапы и смотрел на свечу. До этого он никогда не видел огня. Свеча была необычная, немножко опасная и очень заманчиво показывала щенку желтый танцующий язычок. Сначала в глазах от нее было очень светло и как-то по особенному щекотно в носу, потом – тепло и темно, а потом стало никак – щенок уснул.
     Алька дремала в кресле, завернутая в плед, как в клетчатый кокон. Ей снился снег – настоящий, крупнокалиберный, ложащийся на плечи и волосы сладким воздушным попкорном без добавок и ароматизаторов.
Далее…

Яна Мансурова — Путь двоих

Яна Мансурова — Путь двоих

     Пронзительной чистотой сияли глаза. Что-то истинно женское, простое и нежное крылось во взгляде, жестах, чертах её. Молодая женщина сидела под огромной старой березой, висячие веточки которой образовывали прохладный тенистый шатер. Медленно просыпался теплый майский день. Ласковый ветер что-то пел женщине, целуя и поглаживая ее русые волосы.
     Она улыбалась. Улыбалась этому ветру, зеленым веточкам, синему небу, проглядывавшему сквозь листья и просто своему такому огромному, но тихому счастью. Сердцу ее было тепло, будто в груди помещалось доброе, трепетное солнышко, стремящееся обогреть любовью своей все вокруг, обнять весь мир.
Далее…

Александр Блок — Ангел-Хранитель

Александр Блок — Ангел-Хранитель

Люблю Тебя, Ангел-Хранитель во мгле.
Во мгле, что со мною всегда на земле.

За то, что ты светлой невестой была,
За то, что ты тайну мою отняла.

Далее…

Светлана Якуткина — Папин Сон

Светлана Якуткина — Папин Сон

Папин Сон, Папин Сон-
Ну и громогласный он!
Нет, наш папа не храпит-
он как будто бы рычит!
Далее…

Иосиф Бродский — Зачем опять меняемся местами…

Иосиф Бродский — Зачем опять меняемся местами…

Зачем опять меняемся местами,
зачем опять, все менее нужна,
плывет ко мне московскими мостами
посольских переулков тишина?

Далее…

Владимир Высоцкий — А мы живём в мертвящей пустоте…

Владимир Высоцкий — А мы живём в мертвящей пустоте…

А мы живём в мертвящей пустоте, —
Попробуй, надави — так брызнет гноем…
И страх мертвящий заглушаем воем,
И вечно первые, и люди, что в хвосте.

Далее…

Галина Давыдова — Капельки времени

Галина Давыдова — Капельки времени

Я бы хотела жить с Вами
В маленьком городе,
Где вечные сумерки
И вечные колокола.
И в маленькой деревенской
Гостинице –
Тонкий звон
Старинных часов –
Как капельки времени
(М.Цветаева)

     Знаешь, я до сих пор не уверена, кем он был на самом деле – поэтом, художником или просто ангелом. А, может быть – ни тем, ни другим и ни третьим, — а просто странным красивым человеком. Он носил длинное пальто и большой зеленый берет, и на каждый Новый год дарил мне еще один серебряный колокольчик. Раньше я просто ставила их на полочку возле письменного стола и они молча поблескивали, отражая электрический свет – двенадцать, тринадцать, четырнадцать немых серебряных колокольчиков. Иногда я брала их в руки, разглядывала – и тогда на них чуть заметно проступали непонятные узоры – буквы — не буквы – может быть, какие-то иероглифы. Я не помню, как он подарил мне первый, второй и третий колокольчики. Я была тогда еще очень маленькая. Может быть, он и вовсе не приходил тогда, а присылал их по почте, и мама удивлялась – надо же, какая прелесть – можно было бы сделать из них серьги и кулон, но раз здесь написано, что это тебе – забирай, Бельчонок. Тогда Мама еще называла меня Бельчонком — и я с удовольствием им становилась, размахивая рыжим беличьим хвостом, прыгала с кресла на диван, грызла лесные орешки, радовалась шуршаще-блестяще-пахнущему апельсинами и хвоей новогоднему чуду и принимала колокольчики как что-то обычное, само собой разумеющееся – подумаешь, всего лишь еще один подарок – а подарков всегда было очень много.
Далее…

Страница 5 из 115« Первая...34567...102030...Последняя »
благодарим за посещение сайта, мир и любовь
Copy Protected by Chetan's WP-Copyprotect.