Яна Мансурова — Дорога к счастью

Яна Мансурова — Дорога к счастью

     Только что взошло солнце. Высоко-высоко, в голубом ясном небе резвился и пел озорную песню молодой жаворонок. Полевая проселочная дорога, петляя среди пологих холмов, медленно уходила куда-то в туман. Её пыль была смочена утренней росой. Южный ветерок носил по полю ароматы просыпающихся трав и цветов. Дышалось легко в этот час.

     По дороге шёл человек. Грубые дорожные сапоги до крови натирали ноги. Маленький узелок с нехитрой едой болтался за плечами. Посох из толстой сухой ветки немного помогал идти. Человек шёл издалека. Был труден путь. Никто не знал ни имени человека, ни того места, где началась эта история. И уж тем более никто, кроме самого странника, не мог сказать, что заставило его покинуть свой дом и пойти куда глаза глядят.

Далее…

Галина Давыдова — Кошка и Чудовище

Галина Давыдова — Кошка и Чудовище 

(маленькая трагедия маленькой жизни) 

Улетевшим за горизонт посвящается… 

В тридевятом царстве, в тридесятом государстве Нет, не так. Как-то раз на одной далекой планете Нет, и так мне что-то не нравится. Ну да Бог с ним. Начну просто:

Жила – была Кошка. Обыкновенная черная Кошка. Где она жила – сказать трудно. Жила она везде. И дом ее был там, где она засыпала. Внешне эта кошка ничем не отличалась от своих братьев и сестер – так же ловила мышей в подвалах, так же мяукала по весне с котами, так же щурила золотистые глазки, греясь на солнышке, так же спасалась от злых псов, влезая на ближайшее дерево. Была она не молодая и не старая. Никому она не была особенно нужна, да, откровенно говоря, и сама ни в ком не нуждалась. Обычная среднестатистическая кошка.

Далее…

Яна Мансурова — Лучи Солнца

Яна Мансурова — Лучи Солнца

     Солнце — гигантский источник света. Оно посылает на Землю мириады своих частиц-квантов. И каждая такая частичка в свою очередь сама является источником. От неё рождаются новые сонмы светоносных квантов.

Далее…

Галина Давыдова — Рисунок

Галина Давыдова — Рисунок 

В оконные рамы постукивал ветками деревьев холодный декабрь. С кухни вкусно пахло гречневой кашей и котлетами. Девочка лежала на животе, болтая ногами, и смотрела на чистый тетрадный лист. Сейчас она нарисует лошадь. Или отважного вождя индейцев. А лучше всего — волшебную жар-птицу с разноцветными перьями. Птица называется павлин – она теперь знает, папа водил ее в зоопарк и показывал ей павлинов, бегемотов, львов и еще одну маленькую-маленькую слониху, совсем слоненка. Или нет, она нарисует лебедя, прекрасного белого лебедя с длинной шеей и огромными белыми крыльями. Лебедя будут звать Зигфрид. Девочка вспомнила зал оперного театра и музыку… Папа… почему он теперь так редко приходит? Девочка посмотрела на телефон. Иногда он говорит папиным голосом. Раз в неделю, а то и реже…

Далее…

Яна Мансурова — Истина

Яна Мансурова — Истина

     Истина… Одно простое слово… Значение его, вроде бы, всем давно объяснили. На деле же, на вопрос: «Что такое истина?» — не думаю, что кто-то сможет ответить внятно. Стало быть, кроме стандартного определения из словаря, в умах и сердцах людей нет больше ничего об истине. А ведь словарей множество и множество определений, точных, но холодных и потому бестолковых.

Далее…

Галина Давыдова — Сказочка 

Галина Давыдова — Сказочка 

Каждую ночь на его небосводе появляется новая луна — вчера она была цвета апельсинового желе, завтра, возможно, вылиняет до пергаментной бледности, а через пару недель превратится в месяц — тонкий дынный ломтик.

Луне нет до него никакого дела, как, впрочем, и ему — до луны. Он живет очень уединенно — в крохотной хижине, заботливо отделенной бетонными перегородками от таких же одиноких обиталищ, находящихся справа, слева, а также выше и ниже этажом.

Далее…

Яна Мансурова — Старый дуб

Яна Мансурова — Старый дуб

     Поле.

     В стороне тёмной полосой кудрявился лес. Деревья в нём перешёптывались с небом, с полем и ветром. Лесное сообщество жило по своим законам. Оно словно не замечало одинокого седого исполина, не слышало стонов его на холодном ветру.

     Как изгой, отделённый от леса дождями, вьюгами да полевыми травами, стоял в отдалении огромный дуб, сгорбленный, словно старик. И лет-то ему не много было. Три века для дуба — не старость. Да, видно, не годы виноваты…

Далее…

Галина Давыдова — Late Moon Home

Галина Давыдова — Late Moon Home 

В час, когда умирает самый неслышный сентябрьский дождь, когда восковые капли ненужных откровений не падают вниз, а застывают в невесомости, когда половинка одной на двоих души, осторожно придерживая рваный краешек, спускается по шатким ступеням лестницы в небеса, помолчи, закрой глаза и послушай меня, позволь тихой музыке слов, приходящих извне, повести тебя туда, куда рано или поздно ты придешь сам, куда ты уже идешь, идешь с самого начала.

Далее…

Галина Давыдова — Them 

Галина Давыдова — Them 

Господи, ты не можешь себе представить, как это смешно, когда они убегают! Спотыкаясь об ими же разбросанные камни, оставляя в спешке какие-то вещи, обрывки бумажных мыслей и кусочки сердец из папье-маше; как они бегут, забывая попрощаться, не закрыв двери, не спросив номер телефона, не в состоянии сказать что-либо напоследок; как крысы с тонущего корабля, они спасаются от внезапно обрушившегося на них Огромного…

Далее…

Галина Давыдова — Муза

Галина Давыдова — Муза 

Форточкин сидел за письменным столом и искал грамматические ошибки. Впрочем, орфографические тоже. Остальными ошибками занимался редактор. Форточкин работал корректором в газете. Округлившееся брюшко, небольшие залысинки, очки в роговой оправе — ему было далеко за сорок.

— Ой, как на Витьку Гаркавина похоже, ты что, сразу не могла сказать, что это о нем?
— Да при чем тут Витька? Это не про него, слушай, не перебивай.

Далее…

Страница 1 из 3212345...102030...Последняя »
благодарим за посещение сайта, мир и любовь
Copy Protected by Chetan's WP-Copyprotect.