Галина Давыдова — Просталгин

Галина Давыдова — Просталгин

     От головной боли, от простуды, от аллергии, от бессонницы – сколько действенных и сравнительно недорогих таблеток, микстур, мазей придумали люди… Сначала лекарства долго тестируют на лабораторных крысах, кроликах, обезьянах, стараются свести к минимуму все побочные эффекты, учесть все плюсы и минусы. Ученые мужи с докторскими диссертациями за плечами и морщинами на челе собирают консилиумы, обсуждают, спорят, доказывают… Министерство здравоохранения одобряет и выдает лицензии. Средства внутримышечные, внутривенные, витаминные комплексы, средства для повышения потенции, пилюли, избавляющие от избыточного веса, сыворотки для прививок – говорят, даже от СПИДа уже изобрели сыворотку…

Далее…

Галина Давыдова — Зимние бабочки

Галина Давыдова — Зимние бабочки

     Синие, синие, до неприличия яркие звездочки-мотылечки цвета окиси кобальта там, за глазными яблоками. Мелькают, искрятся. Глаза закрывать нельзя. Если закрыть глаза – мотыльки превращаются в пугающе огромных синих махаонов, которые своими призрачно-прозрачными крыльями… нет! Не хочу! Кыш, насекомые! Обиделись, складывают крылья, осыпаясь порошком инея на мозжечок. Синий – это почти белый. Я не знаю, почему так. Просто – знаю.

Далее…

Галина Давыдова — Твой лечащий доктор

Галина Давыдова — Твой лечащий доктор

     Радио просит, умоляет девичьим голосом – «Покажи мне Любовь»… Не слушай. Зачем тебе смотреть на это? Я видела ее, стояла с ней лицом к лицу. Ее лицо в ссадинах и кровоподтеках. Она каждый день замазывает синяки дешевым тональным кремом и уходит туда, где снова будет петь и где ее опять будут бить. Она просто не умеет иначе, не знает, что может быть по-другому, а они этим пользуются.

Далее…

Галина Давыдова — Женщине по ту сторону стекла

Галина Давыдова — Женщине по ту сторону стекла

Так бывает. Простуженным утром ты снова приходишь в прокуренный офис,
говоришь с телефоном и ищешь любимые буквы в окошке Нетскейпа.
Не найдя, огорчаешься. Долго молчишь. Замечаешь не выпитый кофе
и опять начинаешь гадать о своём послезавтра на гуще кофейной

Далее…

Галина Давыдова — Обрывок кожи

Галина Давыдова — Обрывок кожи

     …на вещевом рынке – я была там сегодня — продают кожаные пальто и куртки, и кепки из кожи продают, и перчатки, и жилетки, и сапоги. Можно целиком одеться в чужую кожу — свиную или коровью. Не хочу.
     А знаешь, я вылезла из кожи вон. Вон из той. Посмотри, там, за шкафом, лежит, сложенная вчетверо. Так и хожу – ни кожи ни рожи. Никто ничего не заметил. Никто.
Далее…

Галина Давыдова — Пустота

Галина Давыдова — Пустота

     … я — в плотно задернутых шторах, сквозь которые даже в самый погожий день не пропускают в комнату солнечный свет…
     … я — в небрежно брошеной на пол недочитанной книжке, которая еще вчера казалась такой интересной…
     … в мертвом глазике-индикаторе отключенного телефона…
     … в шлепании босых ног по холодному линолеуму кухни…
     … в звучащей по кругу десятый раз «Ameno» Era…
Далее…

Галина Давыдова — Горчинка мечты

Галина Давыдова — Горчинка мечты

     ***Я буду дарить тебе только самое бесценно-нежное, то, чего у тебя никто не сможет отнять. Мои подарки – как тень от воздуха, сгорающего в пламени свечи — чтобы увидеть ее, нужен еще один источник света и белая поверхность стола, это – лишь для нас двоих — ведь этот свет есть только в тебе, и только я могу стать этой безупречно-белой поверхностью.
Далее…

Галина Давыдова — Можно? (дубль 2)

Галина Давыдова — Можно? (дубль 2)

     Можно, я стану для тебя никем – не просто милой незнакомкой, не экранным значком, живущим в нескольких пикселах от другого такого же и в миллиарде жизней от твоего мира – а совсем, совсем никем, ничем, нигде и никогда не существующей?

Далее…

Галина Давыдова — О тебе

Галина Давыдова — О тебе

     Весь день, начиная с пастельно-розового утра и нет, не заканчивая – продолжая – в фиолетовой темпере вечера, я думаю мысль. Одну мысль о тебе.

Далее…

Галина Давыдова — Великие Арканы Таро или 3 смерти Элечки Д.

Галина Давыдова — Великие Арканы Таро или 3 смерти Элечки Д.

Глава 1.

     Арканы Таро. ~ Маразматическая старушенция Траум. ~ «Всему свой черед, Элеонора». ~ Девятка Пентаклей.~ Сёма. ~ Дурацкая фамилия.~ Мамина песня.~ Детдом.~ Колесница.

     С плюшевой, прожженной в некоторых местах, закапанной воском клубничным вареньем темно-красной скатерти, Эльке улыбался Солнечный Малыш – так Ираида Аркадьевна Траум называла девятнадцатый аркан Таро. Редкие волосики маразматической старушенции были сколоты на затылке роговым гребешочком с круглой блестящей бронзовой нашлепкой посредине – натирает она ее чем-то каждый день, что ли?- и все в ее уютной комнате – шкатулочке было как этот гребешочек – такое игрушечное, милое и до слез нелепое, что у Эльки иногда сладко ныло под ложечкой – словно ей через несколько месяцев не исполнится тридцать, словно ее не ждет этажом выше голодный муж и сорок страниц монографии старичка Иерофантова, которые нужно обязательно набрать до послезавтра, иначе «Поимейте же сочувствие к моим сединам, милая Элечка, ведь завкафедрой Шекина от меня таки не оставит камня на камне» — и Элечка, добрая душа, имела сочувствие, и она готова была спасти старичка от праведного гнева страшной Шекиной — но сейчас в комнате-шкатулочке не было Элечки – лаборантки, а была маленькая девочка, пришедшая к сказочной колдунье из пряничного домика, к славной бабушке Ираиде с ее шторочками-оборочками-занавесочками, расшитыми золотыми пальмовыми листьями, с ее обойчиками, усыпанными звездочками (совсем как в детской – думала Элечка, хотя у нее никогда не было детской), к доброй фее, которая любила Элечку, рассказывала ей такие трогательные истории – о яблоневом саде с луной и соловьями, в котором прошла ее юность, о том, как однажды к ней сватался один путешественник, благородный рыцарь – поговаривали, что княжеской крови, да, девочка моя – Ираида делала значительное лицо — и был он такой представительный, высокий, а волосы что воронье крыло – и глаза – огонь, а сам – ну как не от мира сего – бывало, сядет на крылечке и смотрит, смотрит глазищами своими, да так, что мелкая дрожь до косточек пробирает, и не говорит ничего. И очень грустную историю рассказывала бабушка – о том, как ее молодая красавица-дочь бросила ее давным-давно и уехала за тридевять земель с прекрасным глупцом, глаза которого были как голубая даль, да так и не вернулась. И много еще у Ираиды было разных историй, веселых и смешных, печальных и страшных, похожих на правду и совершенно невероятных… И были карты Таро – старые, потрепанные и засаленные, но от этого кажущиеся еще более таинственными. «Великая мудрость в них заключается, детка, берущая начало свое из затонувшей много веков назад в пучине морской древней страны Атлантиды,» – вещала маразматическая старушенция, проливая заварку на многострадальную скатерть, и щурилась подслеповато, и мелко подрагивали ее сморщенные лапки-клешенки, и в такт им подрагивал висящий на груди старушенции большой крест, вырезанный из солнечного камня-авантюрина, хитрого, поблескивающего золотистыми искорками.
Далее…

Страница 4 из 32« Первая...23456...102030...Последняя »
благодарим за посещение сайта, мир и любовь
Copy Protected by Chetan's WP-Copyprotect.