Яна Мансурова — Чудак или взгляд изнутри

Яна Мансурова — Чудак или взгляд изнутри

     Он родился в страшную грозу. Лило как из ведра. От грома, казалось, вот-вот разорвётся небо.
     Его молодая мать жила одна. Не было у неё в этой богом забытой глуши ни родни, ни подруг. Напротив, все сельские за что-то невзлюбили её, прозвав ведьмой. И вроде, не было в ней ничего особенного. Обычная детдомовская девчонка. Бабка, у которой она жила, завещала ей здорового пса, пару котов, да избу в лесу с небольшим огородом в глубине. Алкашей в этом доме девушка не привечала. Вот и плели они в отместку всякую ересь о сироте. Будто ходит она по лесу обнажённая, а по ночам на помеле летает и пугает до смерти запоздалых путников. И конечно, когда увидели её у речки беременной, всем селом единогласно решили, что сам дьявол приходил к ней ночами.
Далее…

Яна Мансурова — Лучи Солнца

Яна Мансурова — Лучи Солнца

     Солнце — гигантский источник света. Оно посылает на Землю мириады своих частиц-квантов. И каждая такая частичка в свою очередь сама является источником. От неё рождаются новые сонмы светоносных квантов.
     Вот потому один единственный солнечный лучик всегда сильнее самых грозных туч. Ему нельзя быть слабым. Иначе, когда закроет всё небо хмарью, тепло через свинцовую тяжесть не пробьётся, настанет тьма, стужа, Земля погибнет, превратившись в глыбу льда и камня. А Солнце очень любит свою красавицу-планету. Оно живёт, чтобы жила она. Вот поэтому старается оно обогревать Землю. Старается изо всех сил не допустить стужи и тьмы на ней.
Далее…

Яна Мансурова — Мой след

Яна Мансурова — Мой след

     Следы на песке, следы на снегу… Их помнит лесная тропинка, их хранит обнявшая морскую волну полоска пляжа, их заботливо укрывает белым одеялом необъятное поле, над ними в потёмках летит бродяга ветер. Он о чём-то поёт соснам, которые своими верхушками задевают звёзды.
     Следы то петляют частой кривой вереницей, то вдруг устремляются вперед ровными, широкими, уверенными шагами. Это остался на тропе пройденный мной путь. Я оставляю след в мироздании. Каждое мгновенье сохраняет навечно отпечатки моих ног.
Далее…

Яна Мансурова — О высоте

Яна Мансурова — О высоте

     …Когда не остаётся ни сил, ни желания что-либо делать, действовать, менять условия вокруг себя, мы говорим: «Руки опускаются». Если процесс идёт дальше, пропадает, тускнеет неуловимый огонёк в глазах. Исчезает стремление как-то меняться внутри себя, жажда нового, надежда на лучшее. А потом угасает желание вообще чего-то желать, иссякает хрустальный звон вдохновения…
Далее…

Сергей Есенин — Железный Миргород

Сергей Есенин — Железный Миргород

1

     Я не читал прошлогодней статьи Л. Д. Троцкого о современном искусстве, когда был за границей. Она попалась мне только теперь, когда я вернулся домой. Прочёл о себе и грустно улыбнулся. Мне нравится гений этого человека, но видите ли?.. Видите ли?..
     Впрочем, он замечательно прав, говоря, что я вернусь не тем, чем был.
     Да, я вернулся не тем. Много дано мне, но и много отнято. Перевешивает то, что дано.
     Я объездил все государства Европы и почти все штаты Северной Америки. Зрение мое переломилось особенно после Америки. Перед Америкой мне Европа показалась старинной усадьбой. Поэтому краткое описание моих скитаний начинаю с Америки.
Далее…

Сергей Есенин — Бобыль и Дружок

Сергей Есенин — Бобыль и Дружок
(Рассказ, посвященный сестре Катюше)

     Жил на краю деревни старый Бобыль. Была у Бобыля своя хата и собака. Ходил он по миру, сбирал куски хлеба, так и кормился. Никогда Бобыль не расставался с своей собакой, и была у нее ласковая кличка Дружок. Пойдет Бобыль по деревне, стучит под окнами, а Дружок стоит рядом, хвостом виляет. Словно ждет свою подачку. Скажут Бобылю люди: «Ты бы бросил, Бобыль, свою собаку, самому ведь кормиться нечем…» Взглянет Бобыль своими грустными глазами, взглянет — ничего не скажет. Кликнет своего Дружка, отойдет от окна и не возьмет краюшку хлеба.
Далее…

Сергей Есенин — У белой воды

Сергей Есенин — У белой воды

1

     Лето было тихое и ведрянное, небо вместо голубого было белое, и озеро, глядевшее в небо, тоже казалось белым; только у самого берега в воде качалась тень от ветлы да от избы Корнея Бударки. Иногда ветер подымал по песку целое облако пыли, обдавал ею воду и избу Корнея, а потом, когда утихал, из песка, чернея, торчали камни на выветренном месте; но от них тени не было.
Далее…

Антон Чехов — Нищий

Антон Чехов — Нищий

     — Милостивый государь! Будьте добры, обратите внимание на несчастного, голодного человека. Три дня не ел… не имею пятака на ночлег… клянусь богом! Восемь лет служил сельским учителем и потерял место по интригам земства. Пал жертвою доноса. Вот уж год, как хожу без места.
     Присяжный поверенный Скворцов поглядел на сизое, дырявое пальто просителя, на его мутные, пьяные глаза, красные пятна на щеках, и ему показалось, что он раньше уже видел где-то этого человека.
Далее…

Антон Чехов — Мороз

Антон Чехов — Мороз

     На Крещение в губернском городе N. было устроено с благотворительной целью «народное» гулянье. Выбрали широкую часть реки между рынком и архиерейским двором, огородили ее канатом, елками и флагами и соорудили всё, что нужно для катанья на коньках, на санях и с гор. Праздник предполагался в возможно широких размерах. Выпущенные афиши были громадны и обещали немало удовольствий: каток, оркестр военной музыки, беспроигрышную лотерею, электрическое солнце и проч. Но всё это едва не рушилось благодаря сильному морозу. На Крещенье с самого кануна стоял мороз градусов в 28 с ветром; и гулянье хотели отложить, но не сделали этого только потому, что публика, долго и нетерпеливо ожидавшая гулянья, не соглашалась ни на какие отсрочки.
Далее…

Антон Чехов — Шампанское

Антон Чехов — Шампанское
Рассказ проходимца

     В тот год, с которого начинается мой рассказ, я служил начальником полустанка на одной из наших юго-западных железных дорог. Весело мне жилось на полустанке или скучно, вы можете видеть из того, что на 20 верст вокруг не было ни одного человеческого жилья, ни одной женщины, ни одного порядочного кабака, а я в те поры был молод, крепок, горяч, взбалмошен и глуп. Единственным развлечением могли быть только окна пассажирских поездов да поганая водка, в которую жиды подмешивали дурман. Бывало, мелькнет в окне вагона женская головка, а ты стоишь, как статуя, не дышишь и глядишь до тех пор, пока поезд не обратится в едва видимую точку; или же выпьешь, сколько влезет, противной водки, очертенеешь и не чувствуешь, как бегут длинные часы и дни. На меня, уроженца севера, степь действовала, как вид заброшенного татарского кладбища. Летом она со своим торжественным покоем — этот монотонный треск кузнечиков, прозрачный лунный свет, от которого никуда не спрячешься, — наводила на меня унылую грусть, а зимою безукоризненная белизна степи, ее холодная даль, длинные ночи и волчий вой давили меня тяжелым кошмаром.
Далее…

Страница 5 из 32« Первая...34567...102030...Последняя »
благодарим за посещение сайта, мир и любовь
Copy Protected by Chetan's WP-Copyprotect.