Галина Давыдова — Декабрьский дождь

Галина Давыдова — Декабрьский дождь

     Распластав руки-крылья, распахнув настежь душу и два ее зеркала, ты летишь, летишь в декабрьское ничто, спиной вперед падаешь туда, куда обычно поднимаются, проваливаешься в вечность. Твоя вечность начинается где-то там, чуть выше телевизионных антенн и замерзших голубей, зябко жмущихся друг к другу под крышами. Волосы разметались по подушке… Пол-второго. Без четверти два… Восемь минут третьего… Скоро зеркала погаснут, затянутся туманной пленкой, и ты уснешь – спокойным сном без сновидений, на самой грани которого — только шелковый шелест ресниц и изгнанные из сознания, ненужные теперь мысли о той, которая… «О той, которой нет и не будет. О той, которой не может быть» — шепчет кто-то внутри. О той, в которой «было», «будет» и «не может быть» соединились в одно…

     Дно. На самое дно твоего «Я», куда ты много лет сваливаешь разный хлам, легла та ночь. Ее губы, руки, ее запах унес с капельками дождя декабрьский ветер следующей ночи, для этого времени удивительно теплой. Декабрьский дождь… Она никому не верила и ничего не придумывала. Она просто хотела быть нужной тебе, подарить тебе кусочек своей души. И еще – стать алым пятном на стене твоей серой квартиры. Смешно, правда, — зачем? Она знала, зачем. Она все знала – и о твоей вечности, и о дожде, и о том, почему никогда не бывает того, чего не бывает никогда. Она смотрела в твои зеркала и, читая в них чужую жизнь, жизнь, в которой нет места декабрьским дождям, оставила тебя — тебе. Она ушла – тихо и легко, не касаясь нотных станов бельевых веревок и не оставляя следов на мокрых подоконниках. У нее есть своя собственная вечность.. Ты был там, ты помнишь. Ты так хочешь забыть. У тебя обязательно получится забыть. У тебя всегда все получается.

     Разбросав мысли-камни, захлопнув окна души и закрыв зеркала темными покрывалами боли, я поднимаюсь в сумрачное небо, сквозь тучи – выше, туда, где видны звезды. Мои звезды зажигаются вне зависимости от того, нужно это кому–нибудь или нет. Половинки вечности вздрагивают, пронзаемые внезапно звонким лучом – и распадаются на четверти. Пол-вечности, одна четвертая, одна восьмая… Еще немного – и звезды заиграют какой-то невыносимо-пронзительный полуночный блюз, но мысли-камни уже не будут тянуть вниз, останутся только темные покрывала – на такой высоте глупо было бы их выбросить. Слишком холодно. Но здесь мне легче дышать. Она дышала тобой. Она вдохнула тебя всего, а выдохнуть уже не смогла. Когда я вернусь туда, вниз – я обязательно вернусь, я всегда туда возвращаюсь — мне будет не хватать ее… А тебе?

10 октября 2001 года

print

благодарим за посещение сайта, мир и любовь
Copy Protected by Chetan's WP-Copyprotect.