Галина Давыдова — Late Moon Home

Галина Давыдова — Late Moon Home 

В час, когда умирает самый неслышный сентябрьский дождь, когда восковые капли ненужных откровений не падают вниз, а застывают в невесомости, когда половинка одной на двоих души, осторожно придерживая рваный краешек, спускается по шатким ступеням лестницы в небеса, помолчи, закрой глаза и послушай меня, позволь тихой музыке слов, приходящих извне, повести тебя туда, куда рано или поздно ты придешь сам, куда ты уже идешь, идешь с самого начала.

Когда-то ты уже был здесь, в этом месте без смысла и времени, путь к которому из твоего Сейчас лежит через болото Непрощенного Прошлого, горы Проигранных Игр, пустошь Обездушенных Стихов, реку Забытых Воспоминаний, и дальше, дальше — сквозь лес Бесполезных Советов по узкой тропинке Тревожных Предчувствий. Видишь вдалеке озеро, покрытое молочным туманом? Это озеро Обманутых ожиданий, на его берегу по пятницам собираются бывшие поэты и их забытые музы. Но не стоит останавливаться здесь надолго, ведь наш путь лежит дальше, по желтеющей кленовыми листьями аллее Вопросительных Интонаций, к дому Последней Луны.

А вот и сама Луна — подними голову, смотри — истекающая светом, распятая на созвездии Южного Креста, прибитая к небу кровельными гвоздями, она смотрит вниз, смотрит и молчит, никого ни в чем не упрекая, только она в этом мире знает отгадки для сотен не загаданных загадок и тысячи ответов, не заслуживших вопросов.

Дверь в доме Последней Луны открыта для всех, кто захочет войти. Не правда ли, тебе знакомы эти полутемные залы и коридоры, ты видел их, был здесь — в своих фантастических грезах, которые потом забывались, вылетали из сознания, чтобы притаиться в складках штор до следующей ночи.

Темно. Светло. Темно. Кто-то включил стробоскоп и теперь взгляд идущего успевает выхватывать только обрывки, кусочки невероятного, не происходящего, а, скорее, замершего в дверных проемах.

Чучело синей птицы, сидящее на пыльном шкафу.

Бабочки цветных детских снов, аккуратно приколотые маленькими серебряными булавками к большому белому листу, висящему над письменным столом — говорят, это тот самый лист, с которого неудачники каждый понедельник начинают жить заново. Зародыш мечты, заспиртованный в стеклянной банке. Разлетающиеся, словно снежинки от порыва ледяного февральского ветра, разбросанные на золотистых прямоугольниках паркета десятки счастливых билетов на ушедший трамвай.

Вот и последний зал, зал, в котором из бархатного сумрака всего лишь на мгновение покажутся, посмотрят укоризненно и тут же погаснут вертикальные зрачки твоей Уверенности в Собственной непогрешимости. Это зал Невыполненных Обещаний, в нем тускло мерцают огоньки напрасных надежд и танцуют на свечах голые ангелы, прозрачные или черные, как свет.

Сюда приходят все, кто мог бы войти в историю, но изо дня в день старательно искал и находил массу иных мест, приходить в которые намного приятней.

Придя в этот зал, в одном из самых печальных ангелов ты узнаешь меня, но будет слишком поздно, и только испуганным ежонком заворочается мысль: «Неуже…» — и, не успев додумать себя до конца, замрет, свернувшись в клубок.

Но все это будет потом. Пока можно ничего не бояться, рождаться каждое утро, сжигать свой день на кончиках сигарет и, превращаясь в пепел, умирать к вечеру. Пока можно тенью бродить по ночным улицам Чужих Желаний и щедро дарить несбыточное, бросая под ноги прохожим полные пригоршни себя. Пока можно верить, что движешься в сторону бесконечной весны, ведь, действительно, однажды придет весна, которая для тебя ничем не закончится. Пока у тебя в запасе есть много лун и солнц, сменяющих друг друга в ежедневной круговерти. Пока еще не взошла та луна, которая не застанет тебя здесь. Пока я еще изредка могу быть рядом.

Я не в праве ни о чем просить, но все таки осмелюсь попросить об одном — самом простом и почти невыполнимом — за миг до того, как тебя накроет костлявая ладонь той, в чьих руках гаснут все звезды, которой безразлично то, что все мы когда-то рисовали на стенах цветными карандашами, — вспомни в эту секунду час, когда умирал самый неслышный сентябрьский дождь, почувствуй ладонями висящие в воздухе восковые капли ненужных откровений, последним движением покидающей тебя последней половинки души пожалей Луну, распятую на созвездии Южного Креста, остывающую в осеннем сумраке, и тогда печальный ангел, черный, как свет, узнает тебя и, может быть, улыбнется.

10 октября 2010 года

print
благодарим за посещение сайта, мир и любовь
Copy Protected by Chetan's WP-Copyprotect.