Яна Мансурова — Сила Любви

Яна Мансурова — Сила Любви

Я  пойду  за тобой  на край света.

Автор.

1

     Было раннее весеннее утро, вся долина озарялась мягким светом ещё просыпающегося солнца. Старрейн проснулся от того, что какая-то пташка щебетала на дереве, под которым он спал.

     — Как же красиво! — подумал молодой единорог, увидев, что по всей долине, будто алмазы, рассыпаны крупные капли росы. Единорог поднялся и, умывшись ею, принялся щипать молодую травку. Всё его племя ещё спало, когда Старрейн (Старрейн — от английских корней star (звёздный) и rain (дождь)) наелся и пошёл к водопаду, чтобы утолить жажду.

     У него была золотистая грива, хвост, копыта и рог, вспыхивающий по временам ослепительно ярким светом. Шерсть была белоснежно белой и переливалась на солнце всеми оттенками радуги. Глаза Старрейна были необычайного изумрудного цвета. Они были так глубоки, что отражали всю вселенную.

     Единорог подошёл к воде и начал пить. Вдруг Старрейн увидел за струёй воды симпатичную беленькую мордочку, она с интересом разглядывала единорога. Он отшатнулся, его переполнило неведомое чувство… единорог первый раз в жизни влюбился. Это была дочь вожака лошадиного племени, её звали Скай (Скай – от английского слова sky (небесная)). Она была очень красива: Старрейн не мог ни на минутку оторвать взгляда от небесной глубины и голубизны зовущих за собою глаз, от всей изящной фигуры незнакомки. И ему так захотелось беречь, любить Скай и заботиться о ней …

     Они стояли неподвижно, глядя друг на друга, и вся природа, казалось, замерла вместе с ними. Скай улыбнулась, вслед  за ней неловко улыбнулся и Старрейн. Долина опять зажила обычной жизнью. Но для этих двоих всё изменилось. И не было больше той прежней обыденной жизни, которой они жили до этого. Им открылся яркий новый мир, где запах цветов одурманивает и кружит голову.

     — Кто ты? — спросила Скай своим нежным голосом, подобным звукам флейты.                  

     — Я…  Я… Я — С-Старрйн, а кто т-ты? — пролепетал влюблённый тихо-тихо и, краснея, отвёл глаза.

     Принцесса нежно и ласково засмеялась.                                                                                           

     — Меня зовут Скай.                                                                                                                           

     — Что же тут смешного? — спросил единорог, не поднимая глаз.

     — Ты красный, как помидор, — сказала Скай и покраснела сама. Но не успел Старрейн оглянуться, как она опять улыбнулась и помчалась  вдаль. Влюблённому казалось, что эта незнакомка не бежит, а летит, не касаясь ногами земли. Хвост и грива её развевались по ветру, как белоснежные облака, а на спине, казалось, вот-вот вырастут крылья. Скай увлекла за собою Старрейна, и они вместе побежали по долине, преображённой  весной.           

     За играми и весельем незаметно наступил вечер.

     — Мне пора, — сказала Скай.                                                            

     — Что ж, а может быть я провожу тебя? — спросил Старрейн с надеждой в голосе.

     — Нет. Наши родители и так рассердятся на нас, ведь уже поздно. Встретимся завтра на восходе  у водопада, — ответила Скай и поспешила домой. Влюблённый стоял и смотрел ей вслед, пока голубоглазая красавица не скрылась из вида. Это был самый счастливый день в его жизни, но он подходил к концу.

2

     Ночь выдалась ясная. На небе мерцали тысячи звёзд, рассказывая свои сказки тем, кто влюблён. Старрейну не спалось. Он лежал под своим деревом, вглядываясь в ночное небо с россыпями алмазов, и каждый раз на падающую звезду загадывал одно и то же желание: «Пусть скорее придёт рассвет».

     Наконец, солнце окрасило единственное облако на небосводе в ярко-розовый цвет. Что-то нехорошее шевельнулось у единорога в душе, какое-то смутное предчувствие беды, и он быстрее молнии помчался к водопаду. Прибежав на место встречи, Старрейн не нашёл Скай. Его беспокойство росло. Подождав немного, Старрейн пошёл туда, где жила его подруга. Когда он подходил к племени лошадей, стало заметно, что оно похоже на кем-то растревоженный муравейник. Старрейн шёл и шёл. Когда единорог миновал кипу деревьев, перед ним развернулась ужасная картина: на земле лежали убитые и раненые лошади, а те, кому удалось уцелеть, отыскивали своих родственников среди лежащих. Во всей этой неразберихе единорог увидел вожака. Он был смертельно ранен и истекал кровью. Быстрыми шагами направился Старрейн к отцу Скай. Старик с трудом приподнял  голову.

     — Что случилось? — спросил единорог дрожащим голосом, стараясь помочь вожаку.

     — Люди, проклятые люди! Они пришли и всех, кого могли, убили или увели в плен. Моя доченька! Моя красавица! Моя Скай! Цветок моей жизни в руках этих лысых обезьян, ходящих на двух ногах. Старрейн, ты единорог, поэтому ты можешь больше, чем они. Умоляю, спаси  Скай. Обещай мне это, — сказал старый конь и умер.                                                                                                                                                                     

     — Обещаю. Клянусь, клянусь жизнью, что спасу Скай! — воскликнул Старрейн и, упав на землю, зарыдал. Он  плакал впервые. Душа его кричала. Крик этот долетел до самого неба, и, казалось, сам Бог выронил две — три хрустальных слезы. Бедный влюблённый метался по всей долине, не зная, что делать. Но, обессилев, он опять упал на траву и, закрыв глаза, стал думать, как спасти любимую.

     Люди, укравшие Скай и других лошадей, были пиратами и плыли на другой берег моря, поэтому вернуть её обычной лошади было не под силу. Но единороги обладают многими способностями, которых нет ни у одного земного существа. Старрейн был принцем единорогов, поэтому его возможности удваивались.

     Но  вернёмся  к нашей истории.          

     Старрейн представил свою любимую в руках ужасных лысых существ. Сердце его сжалось от тревоги и переполнилось мужеством и нежностью, и он во что бы то ни стало решил спасти Скай. В голове единорога мигом созрел план. В ту же минуту принц решил покинуть родную долину и, приняв облик гнедого коня, отправился в долгий пугающий  путь, не сказав ни слова соплеменникам.

3

     Он  мчался  быстрее молнии. Ноги Старрейна были сильны, и сердце — мужественней львиного. Для единорога не существовало больше других ценностей и целей, кроме Скай, и, отсчитывая километр за километром, он думал лишь об  одном: «Жди меня, любимая, я найду тебя даже на краю  света».

     Уже давно скрылась за скалами долина, и солнце, опустившись за бирюзовую гладь моря, окрасило небо  в огненные краски. Старрейн скакал, ничего не видя перед собой. Вдруг берег резко оборвался, и Старрейн взвился над зеленоватой бездной. Его золотистая взлетевшая грива стала похожа на ещё одно огненное облако. Море встало на пути его счастья. Но даже оно не могло остановить влюблённого, и он направил свой рог на пламенеющий закат. Внезапно на спине Старрейна выросли сияющие мощные крылья и понесли его  дальше.

     Тем временем пираты благополучно высадились на берег и  шумно праздновали удачу.

     — Да! Славный был поход. Правда,  Фред? — спросил подвыпивший пират соседа по столу.

     — Твоя правда, Боб! — ответил Фред, который сам был навеселе.                     

     — И куда мы всю эту добычу денем? — снова спросил Боб, не оставляя в покое собутыльника.

     — Куда, куда! Продадим, и дело с концом! Особенно много получим за вон тех двоих, — сказал  Фред, показывая бутылкой на клетку Скай и её сестрёнки Мун (Мун – от английского moon (луна)), и отошёл подальше, чтобы Боб от него отвязался. Навязчивый собеседник, убедившись, что больше ни у кого ничего спросить не удастся, упал лицом в тарелку и крепко заснул.                                                                                   

     — Скай! Где мы? Сестра, я боюсь! — прошептала Мун и прижалась к Скай. Бедная малышка дрожала так, что казалось, вот-вот упадёт.           

     — Я тоже боюсь. Кажется, мы у людей, и нас хотят продать, — Скай встала так, чтобы сестрёнка оказалась  между её передних ног, и страх Мун прошёл.

     Утром пираты снова отправились в путь. Они пошли дальше на север.                              

4

     Старрейн летел уже три дня. Он выбился из сил. Но море было безжалостным. Вокруг не было ни островка, ни скалы, вздымающейся над водой, а значит, негде было передохнуть. Лишь акулы вертелись под единорогом, ожидая сытного ужина, и, выскакивая из воды, клацали зубами. Но вдруг большие злые рыбы чего-то испугались и уплыли. В тот же миг послышалась красивая песня, и из воды показалась огромная голова, которая выпустила исполинский фонтан. Это был старый друг Старрейна — кит по имени Самсон. Из последних сил единорог рванулся к товарищу.

     — Здравствуй, старина Самсон! Прошу тебя, разреши приземлиться на твою спину! — крикнул Старрейн севшим голосом, едва не упав в воду.

     — Привет, принц! Садись, пока не свалился! — пробасил кит, высунувшись настолько, насколько  было можно.

     Самсон и Старрейн дружили с самого детства. Началась эта дружба не совсем обычно. Когда они были детьми, китёнка выбросило на берег. Он погибал. В это время Старрейн играл на песке. Заслышав чей-то жалобный стон, маленький принц побежал на звуки и увидел, как китёнок беспомощно бьёт хвостом, зовя на помощь. Глаза Старрейна наполнились слезами. Ему так стало жаль беднягу, так захотелось помочь! Вдруг из рога Старрейна вырвалось серебристое облако. Оно медленно двинулось на китёнка и окутало его, подняв над землёй и опустив в воду неподалёку от берега. Так началась дружба единорога и кита. С тех пор каждый из них чувствовал, когда друг в беде.                                                                                         

     Когда Старрейн открыл глаза, был день. Единорог поднялся и огляделся. Самсон плыл ровно, время от времени тихо выпуская фонтан брызг.

     — Доброе утро, друг! Как спалось? Ты прямо как опустился, сразу уснул, я и не стал тебе мешать, пусть, думаю, поспит, — добродушно сказал кит.

     — Доброе утро, Самсон! А куда мы плывём? Мне нужно на север, — забеспокоился Старрейн. У него так болела голова, что, казалось, сейчас лопнет.

     — Успокойся, друг! Я всё знаю. Я встретил корабль, Скай мне всё рассказала. Мы плывём на север. Надо спасти твою любовь, и я тебе в этом помогу! — объявил Самсон с таким видом, будто только что стал властелином мира. Боль Старрейна мигом прошла.

     — Дружище! Самсон, это и правда любовь! Я спасу Скай и женюсь на ней, обязательно женюсь! — Старрейн  так разгорячился, что чуть не соскользнул с гладкой мокрой спины Самсона.

     — Эй, ты там осторожней!  Уже подплываем. Видишь? — сказал кит и улыбнулся. Совсем близко показался пологий пляж. Самсон ещё несколько раз ударил по воде своим огромным хвостом, и вот они уже  возле берега. Старрейн сошёл на сушу и вновь обернулся гнедым конём.             

     — Спасибо тебе, Самсон! Плыви обратно, а я пойду дальше, — сказал единорог, прощаясь с другом.  Но Самсон и не собирался уплывать.                           

     — Ну уж нет! Вместе, так вместе до самого конца! Я ж тебе говорил, что помогу, значит, помогу! — снова пробасил кит. Громкий хлопок — и Самсон предстал в облике великолепного вороного коня. Они вдвоём отправились дальше.                                                         

     Вместе всегда легче преодолевать любые преграды, ведь ты знаешь: рядом кто-то способный тебя поддержать. Этот кто-то подаст руку в трудную минуту или просто выслушает. Именно таков настоящий друг, который, если надо, отдаст жизнь за тебя.

     Весь день Самсон и Старрейн молча скакали рядом, плечом к плечу, как истинные друзья. Стемнело. Стал моросить дождь, и друзья решили укрыться в лесу. Вдруг из кустов показалась пара горящих глаз, и в тот же миг послышался протяжный вой.                                                                                                                                  

     — Волки!!! — закричал  Самсон. — Беги, Старрейн! Я задержу их! Беги же!

     — Нет! Я тебя не оставлю! — Старрейн  застыл от ужаса.                                                                

     — Я справлюсь! Беги, умоляю! — Самсон отбивался как мог.

     — Нет! — исступлённо крикнул Старрейн. Бросившись на волков, он взвился на дыбы. Весь лес сразу наполнился серебристым светом, и хищники в мгновение ока исчезли. Когда всё улеглось, Старрейн увидел друга, лежащего на земле. Трава вокруг Самсона была багровой.

     — Что с тобой? — спросил Старрейн, подходя ближе. Его товарищ был весь в крови, а на боку зияла рваная рана.

     — Похоже, друг, тебе придётся идти дальше одному, — сказал  Самсон охрипшим голосом.

     — Лежи спокойно. Ты  пойдёшь со мной, — ответил Старрейн. Он подошёл вплотную к другу и, медленно наклонив голову, слегка дотронулся рогом до края раны. Внезапно она начала затягиваться и через минуту вовсе пропала. Старрейн снова спас жизнь товарища.                                    

     — Спасибо, друг! — Самсон  попытался сказать ещё что-то, но от восхищения и волнения у него получалось нечто нечленораздельное.                                 

     — Не стоит благодарности. Ты тоже спасал меня. Мы квиты, — сказал единорог. Говорить больше не хотелось, и, пожелав другу доброй ночи, Старрейн улёгся под раскидистым дубом. Полная луна освещала всё вокруг, и её свет придавал сил. Старрейн смотрел на ночное светило и думал о Скай.

     В лагере пиратов всё затихло. Кое-где слышалось мирное похрапывание и посапывание. Лошади тоже дремали в своих клетках, и только Скай не спала. Она лежала и думала, смотря на луну.

     — Где же ты, Старрейн? Что с тобой? Береги себя, умоляю! — из прекрасных глаз Скай выкатились две больших  слезы. — Я люблю тебя, милый мой, хороший! Я люблю тебя, слышишь?!

     Одна слезинка упала на Мун, и малышка что-то пролепетала во сне. Скай укрыла сестрёнку своим пышным хвостом и тоже попыталась заснуть.

5

     Старрейн открыл глаза. Самсон неистово тряс дикую яблоню, с которой прямо ему на голову падали огромные румяные плоды.

     — Доброе утро, друг! Что это ты делаешь? — спросил Старрейн, не успев окончательно проснуться.

     — Доброе утро, принц! Завтрак готов! Налетай! — Самсон начал медленно подъедать образовавшийся вокруг него яблочный холмик. Яблоки оказались очень кстати, ведь вчера был трудный день, друзья сильно измотались и проголодались. Ночью прошёл небольшой дождик, и на листьях дуба, под которым спал Старрейн, блестели серебристые капли. Единорог поднялся и толкнул задними ногами ствол дерева. В ответ на Старрейна пролился освежающий душ, который окончательно прогнал сон. После умывания единорог присоединился к товарищу, и они вместе стали уплетать яблоки за обе щеки.

     — Нам пора, — сказал Старрейн, когда завтрак был съеден.

     — Согласен. Пойдём через лес. Так короче будет, — добродушно улыбаясь, сказал Самсон. Тропинка, по которой пошли друзья, вела на обширный заливной луг, так похожий на родную долину Старрейна. Единорог невольно задумался. Ему вспомнилось родное племя, мама, отец… Как весело было с ними! А теперь?.. Сейчас родителей здесь нет, поэтому Старрейн должен самостоятельно принимать решения. Он обязан спасти Скай.

     Самсон шёл позади и, видимо, тоже о чём-то думал. Только когда солнце клонилось к закату, Старрейн нарушил молчание.

     — Смотри! Там, за перелеском! — крикнул  он.

     — Что? — не понял Самсон, оторванный от своих мыслей.

     — За перелеском — свет.  Где огни, там люди. Где люди, там и Скай. Пошли, — Старрейн указал на группу огоньков, мерцающих за деревьями.

     — Старрейн, будь осторожен. Как бы не попасться, — Самсон с опаской поглядывал на огни. Но единорог не слушал. В этот момент Старрейн думал о чём угодно, только не об опасности. А зря…

6

     Закат догорал. Солнце прощалось с землёй, нежно обнимая её своими лучами. Друзья вплотную приблизились к загадочным огням. Ещё один шаг, и всё станет ясно. Только один  шаг…

     — Старрейн, прошу тебя, не ходи дальше! Нас поймают, друг! Не надо! — Самсон попытался преградить путь Старрейну. Но влюблённого остановить было уже невозможно. Старрейн легко переступил ногами и вышел из кустов, скрывавших его от посторонних глаз.

     Друзья увидели совсем не то, что ожидали. Это был не лагерь пиратов, а, скорее, маленькая деревушка. Поодаль от дороги, по которой в растерянности побрели Самсон и Старрейн, стояли аккуратные деревянные дома. В некоторых окнах уже горел свет. На лавках, заборах, крышах сидели люди самых разных возрастов. Все шумно переговаривались и не обращали никакого внимания на гнедого и вороного коня, какими были Старрейн и Самсон. Неожиданно откуда-то выскочила собака и с бешеным  лаем кинулась на друзей. Через мгновение она поняла, на кого напала, но было слишком поздно. Сидящие ближе всех двое мужчин, услышали оглушительный лай дворняжки  и оглянулись.

     — Отец, смотри, какие кони! Они, наверное, дикие! — крикнул тот, который был совсем молод.

     — Ты прав, сын, великолепные кони! Если мы их поймаем, то подарим Белле! Твоя сестра любит лошадей, — проговорил старший. Оба молниеносно вскочили на огромных пятнистых коней, стоящих поблизости, и те рванулись с места. Громкий топот послышался за спинами Самсона и Старрейна.

     — Старрейн, беги!!! СКОРЕЕ!!! — от страха голос Самсона сорвался. В тот же миг грубая верёвка сдавила шею единорога. Старрейн поднялся на дыбы, но кто-то дёрнул лассо (Лассо – связанная особым способом петля, предназначенная для ловли диких коров и лошадей), и он упал на  землю, потеряв  сознание.

*  * *

     — Друг, проснись! Ты  живой? — услышал Старрейн голос Самсона. Пахло свежим сеном. Единорог открыл глаза, поднялся. Первым он увидел растерянное, измотанное, но улыбающееся лицо друга. Самсон радовался тому, что Старрейн жив. И всё же, во взгляде его чувствовался лёгкий укор. От этого и оттого, что вспомнились вчерашние события, Старрейну стало ужасно стыдно. «Как я глуп, — пронеслось в голове единорога, — Как  я глуп! Самсон спас меня, а я завёл его в беду! Любовь совсем  ослепила меня. Если так пойдёт дальше, мы никогда не спасём Скай. Прости меня, Самсон! Прости!»- Старрейн отвернулся и виновато повесил  голову.

     — Прости, я не должен был… я.., — от стыда язык единорога просто онемел.

     —  Да брось ты! Не проси прощения! Я тебя понимаю, — серьёзно сказал Самсон, — Главное, не допускай больше таких ошибок. Тщательно обдумывай каждый поступок.

     — Ты прав, друг. Я поступил необдуманно, — с души Старрейна словно гора свалилась. Он улыбнулся Самсону, и оба начали думать, как сбежать из плена. Лишь сейчас единорог смог разглядеть помещение, в котором они находились.

     На конюшню оно похоже не было. Скорее это помещение служило амбаром для сена или зерна. На полу то тут, то там лежала солома. Помещение было просторное, но мрачное. Свет проникал внутрь лишь через маленькое окошко в крыше и белым пятном ложился на двери, которые кто-то наглухо запер. В дальнем левом углу лежал большой ворох свежескошенной травы. Рядом стояло корыто с водой. Эта вода немного обрадовала друзей, ведь после вчерашней схватки им сильно хотелось пить.

     Старрейн уже сделал несколько шагов в сторону поилки, как вдруг послышался громкий скрип и треск. Затем приоткрылись двери, пропустив внутрь яркие солнечные  лучи. Вместе со светом в амбар проникло существо, очень похожее на ангела. Его белокурые волосы спадали до самого пояса. Белое одеяние с широкими рукавами окутывало всё хрупкое тело «ангела». Большие тёмно-синие  глаза, ярко вырисовываясь на светлом лице, были печальны, в них дрожали слёзы.

     И всё же это не ангел, а девушка вошла в амбар, закрыв за собою двери. С необыкновенной ловкостью и грацией пробежала она, похожая на солнечный блик, к противоположному углу помещения. Никого и ничего не замечая, девушка присела на край поилки и, прижав ладони к лицу, горько заплакала. Самсон и Старрейн переглянулись.

     — Кто это? — спросил единорог друга, даже забыв принять облик коня, думая, что «ангел» не слышит и не видит их. Но при первом же звуке голоса Старрейна девушка вздрогнула и перестала плакать. Подняв голову, и увидев в полумраке светящегося единорога, она задрожала и потом стала неподвижной, словно статуя. Глаза девушки медленно закрылись, будто не веря в то, что видят. Отвернув  своё побледневшее лицо, она встала и направилась к дверям.

     — О! Как жестоки эти видения! — прошептала девушка, говоря сама с собой. — Как я хочу, чтобы это было правдой.

     — Постойте! — крикнул Старрейн. — Нам нужна Ваша помощь. Подождите!

     Девушка резко обернулась. Странное выражение застыло на её лице. Выражение грусти и радости одновременно. «Не верю и верю» — говорили глаза «ангела», из которых мягкими невидимыми лучами струился тихий свет. Нежная, кроткая улыбка радости вдруг расцвела на лице девушки. Она медленной плывущей поступью подошла к Старрейну.

     — Приветствую вас, принц, — прошептала девушка. – Ах, как долго я ждала этой встречи! Как долго  я верила…

     Она  опустила  голову.

     — Кто Вы? – сказал единорог. Он совсем не так представлял себе людей. Они казались Старрейну страшными злобными существами. Но эта хрупкая девушка не была похожа на отвратительного монстра. Напротив, что-то возвышенное таилось в её глазах, голосе, всех её жестах. «Но почему она так грустна?» – подумал  единорог.

     — Меня зовут Белла, — промолвила девушка немного громче. – Люди, которые вас здесь заперли – мой отец и старший брат. Простите их, принц, папа только хотел меня утешить…

     Два дня назад  здесь были пираты, — продолжила Белла. — Они пришли с южного моря. Это очень, очень жестокие люди, которые не щадят даже детей и стариков. Жители нашей деревни боятся набегов пиратов, поэтому, когда появляются  эти стервятники, мы стараемся отвести от себя их оружие. Злодеи отбирают у нас всё: еду, посуду, жильё. Во время своего последнего нашествия эти головорезы пришли в наш дом. Они требовали выкуп за моего младшего брата. Но в доме не осталось ничего, кроме дыр и трещин. Отцу нечем было откупиться. Они забрали моего брата и, наверное, продадут в рабство… но ведь  Янг (От английского young (молодой))  ещё совсем молод. Ему пятнадцать лет.  

     «Отец говорит, что все люди – самые  жестокие создания, — подумал  Старрейн. – Но он ошибается. Среди них так же есть хищники и их жертвы, только люди-хищники намного опаснее пантер и волков. Они ненавидят себе подобных, сами истребляя свой вид». Единорог вопросительно посмотрел на Самсона. Тот едва заметно кивнул в знак согласия.

     — Наши судьбы схожи, — сказал Старрейн и рассказал всю свою историю. Сидя на краю корыта с водой, Белла слушала, задумавшись. Когда Старрейн закончил рассказ, она встала и решительно сказала:

     — В Древнем Пророчестве говорится, что девушка и единорог смогут спасти мир от зла. Я знаю, где остановятся пираты, но втроём нам не справится, принц Старрейн. Нужно собрать войско.

     — Я знаю что делать, — сказал единорог. — Садитесь на мою спину.

     Девушка послушалась. Старрейн подошёл к дверям и слегка стукнул копытом о землю. Раздался скрип и треск. Тяжёлые двери распахнулись настежь и друзья помчались вдоль улицы.

7

     Стояла ясная погода. Солнце было ещё на востоке. Несмотря на утренние хлопоты, все жители деревни, как заворожённые, созерцали странную картину: по главной улице со скоростью стрелы мчалась девушка верхом на сверкающем единороге. Двери сараев, хлевов, конюшен открывались. Оттуда выбегали быки, лошади, собаки, примыкая к растущему войску единорога и девушки. Никто не пытался помешать им. Все знали: сбывается  Древнее Пророчество.

     На окраине деревни огромная армия свернула в лес. Там к ней примкнули сильные олени и лоси. К вечеру войско собралось на лугу у северной кромки леса. Впереди возвышались горы – последняя  преграда между Старрейном и Скай.

     Около тысячи животных стояли и лежали на траве, образовывая широкое кольцо. В центре стояли Старрейн, Самсон и Белла. Единорог одухотворённо говорил:

     — Друзья! Нарушена мировая гармония – древнее равновесие между миром людей и миром животных. На этой планете поселилось зло и мы должны противостоять ему. Мы все должны быть храбрыми и держаться до конца. Зло будет повержено. МЫ победим  его. МЫ ВМЕСТЕ!

     — ВМЕСТЕ! – воскликнули  Самсон и Белла.

     — ВМЕСТЕ! – эхом загремело разноголосое  войско.

     Неожиданно со стороны гор поднялось серо-коричневое  облако. Это была трёхтысячная стая орлов. Во главе летел ещё один друг Старрейна – Григ. Его золотое оперение сверкало на солнце, как сотни зеркал. Григ был королём птиц. Он повелевал всеми птицами мира: могучими орлами и белыми чайками, огромными альбатросами и голубями, живущими в городах, пингвинами и райскими птицами. Григ собрал самых сильных бойцов и привёл сюда.

     Приземлившись рядом со Старрейном, огромная птица окинула чёрными проницательными глазами  оторопевшее войско животных и, повернувшись к единорогу, произнесла зычным, но благородным  голосом:

     — Приветствую тебя, Старрейн! Хорошую армию собрал. Я знаю о твоём несчастье. Мне всё рассказал твой отец. Вот моё войско, оно в твоём распоряжении.

     Сказав это, Григ взмахнул правым крылом. Все орлы, парящие до этого в небе, расселись на деревьях, камнях, и даже на спинах животных. Один белоголовый орёл сел на руку Белле.

     — Спасибо, Григ, — сказал Старрейн. – Я очень тебе рад. Отдохни немного. Завтра рано вставать.

     Армия разошлась по лесу и полю. Всё стихло. У большого валуна, в стороне от всех, лежал единорог. Рядом стоял могучий вороной конь. Девушка разводила костёр. Огромный золотой орёл сидел на камне и огненные блики играли на его сверкающем оперении.

     — Сколько их там? – спросил Григ у девушки, взглядом указывая на туманную бахрому северных гор.

     — Около пяти тысяч.

     — А кто их король? – обратился Самсон к Старрейну.  

     Все четверо переглянулись. Белла села возле костра и посмотрела в тёмно-синий купол неба. Звёзды, которые были свидетелями рождения жизни, видевшие падение империи динозавров, теперь тихонько подмигивали девушке. Она начала свой рассказ.

     — Сотворив эту планету и жизнь на ней, Создатель разделил всех мыслящих существ на царства. Во главе животных он поставил самое мудрое и смелое создание – единорога. Птицы избрали золотого орла. Люди – Белого Ангела. Но некоторые люди предали его, ослушались Вселенского закона и души их стали темны, как безлунная ночь. В это время был низвергнут Люцифер. Его слуга, назвавший себя Чёрный Дракон, стал повелителем Тёмных Душ. Он начал вести борьбу с остальными лидерами: с Белым Ангелом, золотым орлом, единорогом. Тогда началась непримиримая вражда между Добром и Злом. Сей час мир на распутье. Если завтра мы проиграем, то Люцифер уничтожит всё живое. Судьба всей планеты в наших руках.

     С этими  словами девушка встала и, повернувшись к армии, поманила кого-то  рукой. Изящная золотисто-рыжая лошадь отделилась от остальных и подошла к Белле. Девушка обняла любимицу за шею и безо всякого труда вскочила на её спину.

     — Сначала нужно освободить пленников, — сказала девушка. – Скорее, принц. Сейчас там даже сторожа спят и мы останемся незамеченными. Скорее.

     Золотистая лошадь резво поскакала в сторону гор. Старрейн направился следом. Они подошли к подножию и углубились в узкое извилистое ущелье. Скалы по обе стороны казались зловещими, отражая голубоватый свет луны. Ущелье извивалось, как хвост змеи, и, казалось, оно никогда не выпустит путников из своих каменных когтей. Но вот на том конце показалась зеленая поляна, окружённая амфитеатром гор. Над травой поднимался дым от костров. Пираты спали прямо на земле. По всей поляне раздавался храп на все лады. Клетки с лошадьми стояли вразброс. В одной из них сидел брат Беллы, Янг. Руки и ноги его были связаны. Чуть подальше стояла клетка Скай и Мун. Сёстры дремали.

     — Проснись, любимая, это я, — услышала  Скай голос Старрейна и очнулась.

     — Ты?! – чуть не вскрикнула она. – Но  как…

     — Не сейчас. Уходите, пока пираты не проснулись. Вас проводят мои друзья. Так будет лучше, — сказав так, Старрейн рогом коснулся замка и открыл его. Скай разбудила сестрёнку. Вместе они тихо пошли  за золотистой лошадью, Янгом и Беллой. Остальные пленники, тоже освободившись, присоединились к юноше и девушке. Вся группа направилась к опушке леса по ту сторону гор.

     Старрейн остался. Ему стало страшно, но нужно было обезоружить людей. Единорог поскрёб копытом  землю и всё оружие, плавно поднявшись, рассыпалось в пыль.

     — Чтоб тебя акулы съели! – рявкнул во сне одноглазый бандит и отвернулся на другой бок. Старрейну настала пора возвращаться. «Я не справлюсь, — подумал он, проходя ущелье. – Ведь я не король единорогов. Ах, отец, помоги мне».

     — Я помогу тебе, — пронёсся в голове Старрейна до боли знакомый голос. Он обернулся от  неожиданности. Позади стоял его отец, стоял и смотрел на сына. Шерсть Кинга (От английского king (король)),  имеющая синий оттенок, сверкала в лунном  свете. Храбрый благородный взгляд его чёрных глаз выражал тревогу. Поднявшийся ветер трепал длинную золотую гриву. Огромные серебристые крылья были сложены за спиной. Кинг казался миражом из-за серебристой дымки, окружавшей его.

     — Здравствуй, сын, — произнёс король единорогов, и эхо разнесло благородные звуки по ущелью. – Ты хорошо показал себя. В твоём сердце живёт отвага. Но с Чёрным Драконом одному не справиться ни тебе, ни мне. Будем действовать вместе.

     — Папа! Я так рад тебя видеть! – Старрейн чуть не бегом кинулся к отцу. – Как ты узнал, что я здесь.

     Отец только улыбнулся в ответ. Он поднял серебряные крылья, и через мгновенье оба стояли на опушке леса, а зловещее ущелье было далеко позади. В группе спасённых лошадей Старрейн увидел Скай. Там, в горах, он не успел её рассмотреть. Но теперь влюблённый забыл обо всём на свете и только любовался Скай, словно это был ангел, спустившийся  с неба.

     Отец, ласково улыбаясь, взглянул на сына. Ему вспомнилась молодость, каким чудесным казался мир. Кинг деликатно отошёл в сторону армии, чтобы осмотреть всё войско.

     Старрейн направился к Скай. В нескольких шагах от неё он остановился, полный нерешительности. Скай почувствовала, что Старрейн стоит за её спиной, и обернулась. Голубые глаза её казались ещё прекрасней, но были печальны. Что пришлось пережить этому нежному созданию?

     Старрейн опустил голову.

     — Прости…  я… я не смог раньше… Я старался… — Старрейн никак не мог собраться с силами.

     — Разве я упрекаю тебя? – сказала  Скай. – Наоборот. Я очень благодарна  тебе. Но, скажи, почему ты спас меня? Только потому, что обещал моему отцу?      

     — Нет, не только, — к единорогу вернулись силы, — Я спас тебя потому, что… Я ТЕБЯ ЛЮБЛЮ! – выдохнул  он, решительно взглянув в её глаза. Безграничная нежность выразилась на лице Скай, взгляд её был ответом Старрейну. «Я  тоже», — сказали голубые глаза.

     Со стороны гор послышались отдалённые крики и свист бандитов.

     — Началось, — произнёс  Старрейн. – Бегите в лес. Там они вас не найдут.

     Единорог подбежал к отцу. Было решено наступать первыми. Животные, имеющие рога, клыки, вместе с Кингом и Старрейном шли впереди, составляя ударную силу войска. Лошади шли сзади, прикрывая тыл. Три тысячи орлов летело высоко в облаках. Скрываясь до поры, до времени, они готовы были кинуться вниз на пиратов. Белла с братом, Скай и Мун укрылись в чаще леса. Бой  начался.

8

     Одноглазый главарь пиратов в бешенстве выбежал из ущелья и остолбенел. Выход был окружён строем оленей, лосей, быков и собак. Все они держали ровный полукруг, в центре которого стояли два единорога. Люди на минуту замерли, но потом с палками и камнями ринулись в прорыв. Кинг и Старрейн, поднявшись на дыбы, послали молнии в небо. Это остановило бандитов; они поняли, что беззащитны перед такой армией.

     — Так, так, — сказал главарь противным хриплым голосом. – Шайка животных. Ха-ха. И Кинг здесь! Что, старый жеребец, хочешь победить зло? Оно непобедимо, как несокрушим наш повелитель! Может ты хочешь с ним сразиться, а? Или ты струсил? Драться с безоружным каждый  сможет, а попробуй-ка сразиться с Черным Драконом, звериный король. Ха-ха.

     Кинг гордо поднял голову и, помолчав, ответил:

     — Мы принимаем вызов. Зло никогда не будет править миром!

     То ли рёв, то ли смех, от которого стыла кровь, послышался отовсюду. Ночное небо побагровело, пропала луна и звёзды. Всё вокруг осветилось красным, словно кровью наполнилось пространство. Ревущий звук усиливался. С западной стороны появилась огромная причудливая фигура. Это летел Чёрный Дракон, слуга Люцифера, истинное воплощение зла. Его смех наводил ужас на всех, кто его слышал, а вид повергал в панику.

     Поле опустело. На нём остались только Кинг, Старрейн и на высокой скале сидел Григ. Всем троим было страшно, но кроме них никто не сможет защитить мир. Ужасный смех затих. На поле приземлилось чудовище с красными глазами без зрачков, кожистыми крыльями, покрытыми чёрной чешуёй и четырьмя лапами с орлиными когтями. Дракон зловеще ухмылялся, показывая острые зубы размером с рыцарский меч.

     Чудовище властным взглядом окинуло друзей и заговорило зловещим голосом, ледяным, проникавшим  в самую сущность души.

     — И эти козявки решили, что победят меня?! – он угрожающе расправил  крылья. – Что ж, придётся преподать им урок. ЗЛО НЕПОБЕДИМО!

     Дракон взлетел и с высоты метнул огнём в Кинга. Но тот вместе с сыном взмыл в воздух, ударив в ответ молнией. Старрейн выстрелил. Его стрела задела чешуйчатую лапу дракона, отсекла загнутый  коготь. Чудовище взвыло и кинулось на смельчака. На месте раны вырос новый коготь. Дракон был неуязвим. Старрейн выстрелил во второй раз. Мимо. Всё решали секунды. Вот-вот когтистые лапы схватят единорога. Старрейн был уже слишком далеко от отца. Смерть казалась неминуемой. И вдруг дракон замер в  воздухе. Затем какая-то немыслимая сила с большой высоты ударила его о землю так, что образовалась гигантская вмятина. Потом ещё и ещё… Чудовище ревело и изрыгало пламя, стараясь понять, кто делает с ним такое. Наконец, оно заметило золотого орла, взмахивающего крыльями. В этот момент дракон выпустил в Грига мощный поток огня и гордая птица исчезла в нём. Был ли король птиц убит, не знает никто.  Но больше его не видели.

     А Чёрный Дракон перешёл в наступление. Разъярённый, он дрался не на жизнь, а насмерть. Когда дракон приблизился вплотную, Кингу удалось двойной молнией ослепить его. Но в ответ чудовище ударило в пустоту лапой и одним ударом сбило храброго короля единорогов с большой высоты. Затем, потеряв управление, само рухнуло, переломав крылья и потеряв сознание. Старрейн бросился к умирающему отцу.

     — Папа! Я спасу тебя! – крикнул он, подлетая.

     — Нет, сын, — вздохнул  Кинг, — мне не поможет магия единорогов. Я устал жить на этом свете. Доверши  начатое мной дело. Теперь ты – король. Ты справишься, сын, ты справишься.

     С этими словами отважный Кинг навсегда закрыл глаза. Старрейн не в силах был даже плакать. Он просто стоял и смотрел, как тело отца медленно растворяется в воздухе. Только слёзы тихо текли из изумрудных глаз Старрейна.

     В то время, когда тело Кинга окончательно исчезло, дракон слабо захрипел. Страшная ненависть вскипела в сердце единорога и придала сил для решающего рывка.

     Зло никогда не будет править миром! – крикнул  Старрейн не своим голосом и одним прыжком оказался на груди дракона, — Никогда! – и молния вонзилась в драконье сердце. Тело его, загоревшись  адским пламенем, погрузилось в землю.

     Единорог побрёл в сторону леса. Восторженные крики раздавались вокруг него. Но Старрейн никого не слышал и не видел. Измождённый, он упал и провалился в забытьё.

     Когда единорог проснулся, был рассвет. Розовые облака плыли по небу. Цветы и деревья тянулись к первым утренним лучам. Рядом с собой Старрейн увидел Скай. Она мирно спала, положив голову на его плечо. И тогда единорогу показалось, что это ангел спустился с небес.

     А день просыпался. Огромное солнце лениво вылезло из-за горизонта, символизируя начало новой жизни. Жизни, в которой не будет места бедам и насилию.

Конец.

2002 -2003 гг

print
благодарим за посещение сайта, мир и любовь
Copy Protected by Chetan's WP-Copyprotect.