Галина Давыдова — Снег

Галина Давыдова — Снег 

Это свет был или так —
Глюк?..
Мне казалось, что горит
Свет.
Вот и ты — мой милый враг —
Друг?
Впрочем, нужно ли нам знать?
Нет.

Далее…

Галина Давыдова — Час змеи

Галина Давыдова — Час змеи 
                                                            О.К.
Ты сегодня так кроток, так сосредоточенно нем,
так пугающе светел и пуст, что твоя отрешенность
начинает входить в резонанс с тишиною во мне…
это время змеи… раздуваясь тугим капюшоном,

Далее…

Галина Давыдова — Спектральный анализ

Галина Давыдова — Спектральный анализ

Красный — радость, страсть, раскаяние, откровение, запах корицы, разрывающий пространство и душевное равновесие телефонный звонок, звоночек, звоночечек, голос – да, да, ради бога, еще, о чем угодно, неважно зачем; красное очень хорошо смотрится на сером; на этой стене так не хватает красного пятна – я повешу туда большую кисть из алого шелка – и еще одну с другой стороны; муладхара – откуда это? Ах да, красная чакра, служит приемником энергетического потока Земли; извините, меня унесло потоком, вытащило из дому и поволокло по заснеженной улице, дальше, вперед, в наушниках – Сплин… «Первый снег был самым красным»… радужная оболочка глаза, зрачок, хрусталик – оргазм органов зрения – снег, снег, снег, настоящий, неразбавленный мокрой грязью, в снег с разбегу — не страшно, не странно – хорошо, пора, пора…

Далее…

Галина Давыдова — Она идет по жизни смеясь

Галина Давыдова — Она идет по жизни смеясь…

По утрам к Ее подоконнику иногда прилетает Солнечный Зайчик. Он пытается пролезть сквозь закрытую штору, но штора останавливает его, негромко шурша шелковыми складками. » Тихо ты, не видишь, что ли, она еще спит, «шепчет штора строго и тут же доверительно добавляет — «он вчера снова звонил…болтали по телефону до двух часов ночи». Зайчик вздыхает и отправляется обратно, к маленькому Зеркальцу, которое держит чья-то рука в окне соседнего дома.

Далее…

Галина Давыдова — Кошка и Чудовище

Галина Давыдова — Кошка и Чудовище 

(маленькая трагедия маленькой жизни) 

Улетевшим за горизонт посвящается… 

В тридевятом царстве, в тридесятом государстве Нет, не так. Как-то раз на одной далекой планете Нет, и так мне что-то не нравится. Ну да Бог с ним. Начну просто:

Жила – была Кошка. Обыкновенная черная Кошка. Где она жила – сказать трудно. Жила она везде. И дом ее был там, где она засыпала. Внешне эта кошка ничем не отличалась от своих братьев и сестер – так же ловила мышей в подвалах, так же мяукала по весне с котами, так же щурила золотистые глазки, греясь на солнышке, так же спасалась от злых псов, влезая на ближайшее дерево. Была она не молодая и не старая. Никому она не была особенно нужна, да, откровенно говоря, и сама ни в ком не нуждалась. Обычная среднестатистическая кошка.

Далее…

Галина Давыдова — Рисунок

Галина Давыдова — Рисунок 

В оконные рамы постукивал ветками деревьев холодный декабрь. С кухни вкусно пахло гречневой кашей и котлетами. Девочка лежала на животе, болтая ногами, и смотрела на чистый тетрадный лист. Сейчас она нарисует лошадь. Или отважного вождя индейцев. А лучше всего — волшебную жар-птицу с разноцветными перьями. Птица называется павлин – она теперь знает, папа водил ее в зоопарк и показывал ей павлинов, бегемотов, львов и еще одну маленькую-маленькую слониху, совсем слоненка. Или нет, она нарисует лебедя, прекрасного белого лебедя с длинной шеей и огромными белыми крыльями. Лебедя будут звать Зигфрид. Девочка вспомнила зал оперного театра и музыку… Папа… почему он теперь так редко приходит? Девочка посмотрела на телефон. Иногда он говорит папиным голосом. Раз в неделю, а то и реже…

Далее…

Галина Давыдова — Сказочка 

Галина Давыдова — Сказочка 

Каждую ночь на его небосводе появляется новая луна — вчера она была цвета апельсинового желе, завтра, возможно, вылиняет до пергаментной бледности, а через пару недель превратится в месяц — тонкий дынный ломтик.

Луне нет до него никакого дела, как, впрочем, и ему — до луны. Он живет очень уединенно — в крохотной хижине, заботливо отделенной бетонными перегородками от таких же одиноких обиталищ, находящихся справа, слева, а также выше и ниже этажом.

Далее…

Галина Давыдова — Late Moon Home

Галина Давыдова — Late Moon Home 

В час, когда умирает самый неслышный сентябрьский дождь, когда восковые капли ненужных откровений не падают вниз, а застывают в невесомости, когда половинка одной на двоих души, осторожно придерживая рваный краешек, спускается по шатким ступеням лестницы в небеса, помолчи, закрой глаза и послушай меня, позволь тихой музыке слов, приходящих извне, повести тебя туда, куда рано или поздно ты придешь сам, куда ты уже идешь, идешь с самого начала.

Далее…

Галина Давыдова — Them 

Галина Давыдова — Them 

Господи, ты не можешь себе представить, как это смешно, когда они убегают! Спотыкаясь об ими же разбросанные камни, оставляя в спешке какие-то вещи, обрывки бумажных мыслей и кусочки сердец из папье-маше; как они бегут, забывая попрощаться, не закрыв двери, не спросив номер телефона, не в состоянии сказать что-либо напоследок; как крысы с тонущего корабля, они спасаются от внезапно обрушившегося на них Огромного…

Далее…

Галина Давыдова — Муза

Галина Давыдова — Муза 

Форточкин сидел за письменным столом и искал грамматические ошибки. Впрочем, орфографические тоже. Остальными ошибками занимался редактор. Форточкин работал корректором в газете. Округлившееся брюшко, небольшие залысинки, очки в роговой оправе — ему было далеко за сорок.

— Ой, как на Витьку Гаркавина похоже, ты что, сразу не могла сказать, что это о нем?
— Да при чем тут Витька? Это не про него, слушай, не перебивай.

Далее…

Страница 1 из 512345
благодарим за посещение сайта, мир и любовь
Copy Protected by Chetan's WP-Copyprotect.