Галина Давыдова — О тебе

Галина Давыдова — О тебе

     Весь день, начиная с пастельно-розового утра и нет, не заканчивая – продолжая – в фиолетовой темпере вечера, я думаю мысль. Одну мысль о тебе.

Далее…

Галина Давыдова — Великие Арканы Таро или 3 смерти Элечки Д.

Галина Давыдова — Великие Арканы Таро или 3 смерти Элечки Д.

Глава 1.

     Арканы Таро. ~ Маразматическая старушенция Траум. ~ «Всему свой черед, Элеонора». ~ Девятка Пентаклей.~ Сёма. ~ Дурацкая фамилия.~ Мамина песня.~ Детдом.~ Колесница.

     С плюшевой, прожженной в некоторых местах, закапанной воском клубничным вареньем темно-красной скатерти, Эльке улыбался Солнечный Малыш – так Ираида Аркадьевна Траум называла девятнадцатый аркан Таро. Редкие волосики маразматической старушенции были сколоты на затылке роговым гребешочком с круглой блестящей бронзовой нашлепкой посредине – натирает она ее чем-то каждый день, что ли?- и все в ее уютной комнате – шкатулочке было как этот гребешочек – такое игрушечное, милое и до слез нелепое, что у Эльки иногда сладко ныло под ложечкой – словно ей через несколько месяцев не исполнится тридцать, словно ее не ждет этажом выше голодный муж и сорок страниц монографии старичка Иерофантова, которые нужно обязательно набрать до послезавтра, иначе «Поимейте же сочувствие к моим сединам, милая Элечка, ведь завкафедрой Шекина от меня таки не оставит камня на камне» — и Элечка, добрая душа, имела сочувствие, и она готова была спасти старичка от праведного гнева страшной Шекиной — но сейчас в комнате-шкатулочке не было Элечки – лаборантки, а была маленькая девочка, пришедшая к сказочной колдунье из пряничного домика, к славной бабушке Ираиде с ее шторочками-оборочками-занавесочками, расшитыми золотыми пальмовыми листьями, с ее обойчиками, усыпанными звездочками (совсем как в детской – думала Элечка, хотя у нее никогда не было детской), к доброй фее, которая любила Элечку, рассказывала ей такие трогательные истории – о яблоневом саде с луной и соловьями, в котором прошла ее юность, о том, как однажды к ней сватался один путешественник, благородный рыцарь – поговаривали, что княжеской крови, да, девочка моя – Ираида делала значительное лицо — и был он такой представительный, высокий, а волосы что воронье крыло – и глаза – огонь, а сам – ну как не от мира сего – бывало, сядет на крылечке и смотрит, смотрит глазищами своими, да так, что мелкая дрожь до косточек пробирает, и не говорит ничего. И очень грустную историю рассказывала бабушка – о том, как ее молодая красавица-дочь бросила ее давным-давно и уехала за тридевять земель с прекрасным глупцом, глаза которого были как голубая даль, да так и не вернулась. И много еще у Ираиды было разных историй, веселых и смешных, печальных и страшных, похожих на правду и совершенно невероятных… И были карты Таро – старые, потрепанные и засаленные, но от этого кажущиеся еще более таинственными. «Великая мудрость в них заключается, детка, берущая начало свое из затонувшей много веков назад в пучине морской древней страны Атлантиды,» – вещала маразматическая старушенция, проливая заварку на многострадальную скатерть, и щурилась подслеповато, и мелко подрагивали ее сморщенные лапки-клешенки, и в такт им подрагивал висящий на груди старушенции большой крест, вырезанный из солнечного камня-авантюрина, хитрого, поблескивающего золотистыми искорками.
Далее…

Галина Давыдова — Бумага

Галина Давыдова — Бумага

К звезде пустив побег, я сплю среди корней.
(О. Кувшинов, «Биоритмы»)

*****

К звезде пустив побег, ты задремал в тепле
среди чужих корней… томительная участь –
сплетаться в ком аорт, чтоб через много лет
продолжиться во мне – такой же невезучей,
Далее…

Галина Давыдова — Сотворение мира

Галина Давыдова — Сотворение мира

А ночь прошла. И день прошел. И день
был светел…
да, любимый, он был светел,
как след того, кто ходит по воде,
не намочив сандалий.
Далее…

Галина Давыдова — Ковчег

Галина Давыдова — Ковчег

Ноль градусов в ночи, и твой ковчег,
похоже, скоро станет ледоколом…
Обломки междометий и глаголов,
уснули на сияющем плече
червонно-золотой луны…
Далее…

Галина Давыдова — Констатация

Галина Давыдова — Констатация

Счастье — враг перемен, и поэтому нам не дано
Прикоснуться к нему даже краем крыла. Констатируй
Отреченье от чувства вины перед сонной квартирой,
Собирайся с мечтами и — в настежь слепое окно —

Далее…

Галина Давыдова — Ветер

Галина Давыдова — Ветер

                                             О.К.

Горько, по-зимнему, светел –
так, что мне больно смотреть, ты
вновь промолчишь о великом
чтобы пропеть о смешном. Вот
глупость, подумаешь: «Ветер…» —
скажешь – «Подумаешь, ветер!…» —
и распадешься на блики
страха, рожденного словом.

Далее…

Галина Давыдова — Zero

Галина Давыдова — Zero

                                             О.Ш.

                         ***

… а страх опять поймал твою тоску
на лунную блесну. Плеснув кагора
в остатки мыслей о тревожном сне,
ты говоришь на птичьем языке
с морозным ветром. Мёртвый город скуп
Далее…

Страница 4 из 41234
благодарим за посещение сайта, мир и любовь
Copy Protected by Chetan's WP-Copyprotect.