Лев Толстой — Алеша Горшок

Лев Толстой — Алеша Горшок

      Алешка был меньшой брат. Прозвали его Горшком за то, что мать послала его снести горшок молока дьяконице, а он споткнулся и разбил горшок. Мать побила его, а ребята стали дразнить его «Горшком». Алешка Горшок — так и пошло ему прозвище.
Далее…

Лев Толстой — Исповедь (вступление к ненапечатанному сочинению)

Лев Толстой — Исповедь 
(Вступление к ненапечатанному сочинению)

I

      Я был крещен и воспитан в православной христианской вере. Меня учили ей и с детства, и во все время моего отрочества и юности. Но когда я 18-ти лет вышел со второго курса университета, я не верил уже ни во что из того, чему меня учили.
      Судя по некоторым воспоминаниям, я никогда и не верил серьезно, а имел только доверие к тому, чему меня учили, и к тому, что исповедовали передо мной большие; но доверие это было очень шатко.
Далее…

Лев Толстой — Смерть Ивана Ильича

Лев Толстой — Смерть Ивана Ильича

I

      В большом здании судебных учреждений во время перерыва заседания по делу Мельвинских члены и прокурор сошлись в кабинете Ивана Егоровича Шебек, и зашел разговор о знаменитом красовском деле. Федор Васильевич разгорячился, доказывая неподсудность, Иван Егорович стоял на своем, Петр же Иванович, не вступив сначала в спор, не принимал в нем участия и просматривал только что поданные «Ведомости».
      — Господа! — сказал он, — Иван Ильич-то умер.
      — Неужели?
      — Вот, читайте, — сказал он Федору Васильевичу, подавая ему свежий, пахучий еще номер.
      В черном ободке было напечатано: «Прасковья Федоровна Головина с душевным прискорбием извещает родных и знакомых о кончине возлюбленного супруга своего, члена Судебной палаты, Ивана Ильича Головина, последовавшей 4-го февраля сего 1882 года. Вынос тела в пятницу, в 1 час пополудни».
Далее…

Лев Толстой — Ассирийский царь Асархадон

Лев Толстой — Ассирийский царь Асархадон

      Ассирийский царь Асархадон завоевал царство царя Лаилиэ, разорил и сжег все города, жителей всех перегнал в свою землю, воинов перебил, самого же царя Лаилиэ посадил в клетку.
      Лежа ночью на своей постели, царь Асархадон думал о том, как казнить Лаилиэ, когда вдруг услыхал подле себя шорох и, открыв глаза, увидал старца с длинной седой бородой и кроткими глазами.
      — Ты хочешь казнить Лаилиэ? — спросил старец.
      — Да, — отвечал царь. — Я только не придумал, какой казнью казнить его.
      — Да ведь Лаилиэ это ты, — сказал старец.
      — Это неправда, — сказал царь, — я — я, а Лаилиэ — Лаилиэ.
Далее…

Лев Толстой — Волк

Лев Толстой — Волк

      Был один мальчик. И он очень любил есть цыплят и очень боялся волков.
      И один раз этот мальчик лег спать и заснул. И во сне он увидал, что идет один по лесу за грибами и вдруг из кустов выскочил волк и бросился на мальчика.
      Мальчик испугался и закричал: «Ай, ай! Он меня съест!»
      Волк говорит: «Постой, я тебя не съем, а я с тобой поговорю».
Далее…

Лев Толстой — Первая Ступень

Лев Толстой — Первая Ступень

I

      Если человек делает дело не для показу, а с желанием совершить его, то он неизбежно действует в одной, определенной сущностью дела, последовательности. Если человек делает после то, что по сущности дела должно быть сделано прежде, или вовсе пропускает то, что необходимо сделать для того, чтобы можно было продолжать дело, то он наверное делает дело не серьезно, а только притворяется. Правило это неизменно остается верным как в материальных, так и в нематериальных делах. Как нельзя серьезно желать печь хлебы, не замесив прежде муку, и не вытопив потом, и не выметя печи и. т. д., так точно нельзя серьезно желать вести добрую жизнь, не соблюдая известной последовательности в приобретении необходимых для того качеств.
Далее…

благодарим за посещение сайта, мир и любовь
Copy Protected by Chetan's WP-Copyprotect.