Александр Блок — Ангел-Хранитель

Александр Блок — Ангел-Хранитель

Люблю Тебя, Ангел-Хранитель во мгле.
Во мгле, что со мною всегда на земле.

За то, что ты светлой невестой была,
За то, что ты тайну мою отняла.

Далее…

Светлана Якуткина — Папин Сон

Светлана Якуткина — Папин Сон

Папин Сон, Папин Сон-
Ну и громогласный он!
Нет, наш папа не храпит-
он как будто бы рычит!
Далее…

Иосиф Бродский — Зачем опять меняемся местами…

Иосиф Бродский — Зачем опять меняемся местами…

Зачем опять меняемся местами,
зачем опять, все менее нужна,
плывет ко мне московскими мостами
посольских переулков тишина?

Далее…

Владимир Высоцкий — А мы живём в мертвящей пустоте…

Владимир Высоцкий — А мы живём в мертвящей пустоте…

А мы живём в мертвящей пустоте, —
Попробуй, надави — так брызнет гноем…
И страх мертвящий заглушаем воем,
И вечно первые, и люди, что в хвосте.

Далее…

Галина Давыдова — Капельки времени

Галина Давыдова — Капельки времени

Я бы хотела жить с Вами
В маленьком городе,
Где вечные сумерки
И вечные колокола.
И в маленькой деревенской
Гостинице –
Тонкий звон
Старинных часов –
Как капельки времени
(М.Цветаева)

     Знаешь, я до сих пор не уверена, кем он был на самом деле – поэтом, художником или просто ангелом. А, может быть – ни тем, ни другим и ни третьим, — а просто странным красивым человеком. Он носил длинное пальто и большой зеленый берет, и на каждый Новый год дарил мне еще один серебряный колокольчик. Раньше я просто ставила их на полочку возле письменного стола и они молча поблескивали, отражая электрический свет – двенадцать, тринадцать, четырнадцать немых серебряных колокольчиков. Иногда я брала их в руки, разглядывала – и тогда на них чуть заметно проступали непонятные узоры – буквы — не буквы – может быть, какие-то иероглифы. Я не помню, как он подарил мне первый, второй и третий колокольчики. Я была тогда еще очень маленькая. Может быть, он и вовсе не приходил тогда, а присылал их по почте, и мама удивлялась – надо же, какая прелесть – можно было бы сделать из них серьги и кулон, но раз здесь написано, что это тебе – забирай, Бельчонок. Тогда Мама еще называла меня Бельчонком — и я с удовольствием им становилась, размахивая рыжим беличьим хвостом, прыгала с кресла на диван, грызла лесные орешки, радовалась шуршаще-блестяще-пахнущему апельсинами и хвоей новогоднему чуду и принимала колокольчики как что-то обычное, само собой разумеющееся – подумаешь, всего лишь еще один подарок – а подарков всегда было очень много.
Далее…

Александр Блок — Авиатор

Александр Блок — Авиатор

Летун отпущен на свободу.
Качнув две лопасти свои,
Как чудище морское в воду,
Скользнул в воздушные струи.

Далее…

Светлана Якуткина — Дрема и ученый

Светлана Якуткина — Дрема и ученый

Как-то ночью унылой, бессонной,
Впал в отчаянье горе-ученый:
«Я не ел! Я не спал!
Изучал минерал!
И уж нет моих сил,
ответ не получил,
что тут скажешь —
Полнейший аврал!»
Далее…

Иосиф Бродский — Гладиаторы

Иосиф Бродский — Гладиаторы

Простимся.
До встреч в могиле.
Близится наше время.
Ну, что ж?

Далее…

Владимир Высоцкий — А меня тут узнают…

Владимир Высоцкий — А меня тут узнают…

А меня тут узнают —
Ходят мимо и поют,
За моё здоровье пьют
андоксин.
Я же славы не люблю —
Целый день лежу и сплю,
Спросят: «Что с тобой?» — леплю:
так, мол, сплин.

Далее…

Галина Давыдова — Эра Вора и др.

Галина Давыдова — Эра Вора и др.

     Сначала была
     Эра Вора.

     Он был настоящим вором – он крал не все, что плохо лежало, а только самое лучшее – самые толстые кошельки, самые дорогие бриллианты, самые умные и полезные мысли, самые светлые надежды. «Какое у вас, замечательное сердце, девушка!»- говорил вор, рассматривая мое сердце — это редкость в наше время – сердца высшей пробы. Ну-ка, дайте-ка потрогать». И Вор, прищурившись, взвешивал мое трепещущее сердце на ладони «О, да», — говорил вор. «Большое, настоящее и тяжелое, как у теленка. Ваше сердце, милочка, дорого стоит, берегите его». И я берегла свое сердце. Я спрятала его в бархатную шкатулочку, а шкатулочку поставила на самую дальнюю полочку кладовки, — ту самую, которую он посоветовал, — и мы с Вором уселись пить чай. Он, Вор, был в общем-то славный и ужасно симпатичный – а еще очень здорово играл на гитаре и пел свои воровские песни. А я просто любила его, хоть и не верила ни одному его слову. Сначала он часто приходил ко мне в гости – потом редко уходил, потом остался у меня жить, а однажды утром, как обычно, ушел на работу и больше не вернулся. Вместе с ним исчезло только мое сердце — шкатулочку он почему-то оставил, и еще старый заварочный чайник – видимо, он был дорог Вору как память о наших долгих вечерних посиделках с бубликами и гитарой. Я простила его. Ведь он меня не обманывал – он с самого начала честно признался, кем был.

Далее…

благодарим за посещение сайта, мир и любовь
Copy Protected by Chetan's WP-Copyprotect.